Случайный афоризм
Писатели бывают двух категорий: одни пишут, чтобы жить, а другие живут, чтобы писать. Амин Ар-Рейхани
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

тебе.
     Поднявшись на ноги, она пошла к поляне, навстречу делам, которые  еще
ждали завершения.



                      1990 ГОД ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА

     Он позвонил ей в родительский  дом,  где  Ванда  проводила  очередной
отпуск. Она не хотела, чтобы Эверард заезжал к ней. У нее уже не  осталось
сил лгать родным. Они встретились на следующее утро в деловой части города
в роскошно-старомодном вестибюле отеля "Святой Франциск". Некоторое  время
они стояли молча, не разнимая рук и глядя друг на друга.
     - Тебе, наверно, хочется уйти отсюда, - наконец вымолвил Эверард.
     - Да, - согласилась Ванда. - Не могли  бы  мы  побыть  где-нибудь  на
воздухе?
     - Хорошая идея. - Он улыбнулся. - Вижу, ты тепло оделась и  захватила
жакет. Я тоже.
     Его  машина  стояла  в  гараже   на   Юнион-сквер.   Они   почти   не
разговаривали, пока двигались в плотном потоке  автомобилей  и  пересекали
мост Золотые Ворота.
     - Ты совсем поправился? - решилась спросить Ванда.
     - Да-да, - заверил он. - Давно уже. Несколько недель ушло  на  всякие
организационные дела, прежде чем меня отпустили отдохнуть.
     - История вернулась на круги своя? Везде и во всех временах?
     - Так мне сказали, и пока все виденное мною  подтверждает  нормальное
течение событий. - Эверард взглянул на нее,  на  мгновение  отвлекшись  от
руля. - Ты заметила что-то необычное?
     - Нет, ничего. Хотя я и приехала сюда...  с  неспокойным  сердцем,  в
страхе.
     - Полагая, что вдруг, например,  твой  отец  -  алкоголик,  а  сестра
вообще не появилась на свет? Тебе не  стоило  волноваться.  Континууму  не
требуется много времени для восстановления структуры вплоть до  мельчайших
деталей.
     Слова  эти,  произнесенные  по-английски,   теряли   смысл,   но   по
молчаливому согласию они избегали темпорального языка.
     -  И  первооснова  случившегося,  всех  тех   событий,   которые   мы
предотвратили, лежит в прошлом, восемь веков назад.
     - Да.
     - Не слышу радости в твоем голосе.
     - Я... я рада и признательна за то, что ты появился на моей временной
линии так скоро.
     - Ты ведь сообщила дату приезда. Я решил,  что  дня  два  тебе  нужно
побыть с семьей, отвлечься от служебных забот. Похоже, у  тебя  это  плохо
получилось.
     - Могли бы  мы  поговорить  позже?  -  Ванда  включила  радио.  Салон
заполнила мелодия Моцарта.
     Была середина недели в начале января, промозглого и облачного.  Когда
они добрались до скоростного шоссе номер  1,  их  машина  оказалась  почти
единственной, мчавшейся на север. В Олеме они купили на ленч бутерброды  и
пиво. У станции Пойнт-Рейес  Эверард  свернул  к  океану.  За  Инвернессом
начинался огромный пляж, в этот сезон безлюдный. Он оставил машину у воды,
и они побрели вдоль берега. Ванда взяла Эверарда за руку.
     - Что не дает тебе покоя? - спросил он, нарушив молчание.
     - Ты сам знаешь, Мэнс, - отозвалась она. -  Ведь  ты  видишь  гораздо
больше и глубже, чем показываешь.
     Ветер унес ее слова, произнесенные тихим голосом. Он пронзительно выл
и гудел над недовольным ропотом прибоя, студил  лица  холодными  брызгами,
присыпал губы солью, развевал волосы. Чайки кружили высоко в  небе,  роняя
перышки. Прилив только начал накатывать на берег, и они шли по твердому  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.