Случайный афоризм
Писатели учатся лишь тогда, когда они одновременно учат. Они лучше всего овладевают знаниями, когда одновременно сообщают их другим. Бертольт Брехт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

аллею.
     Патрульный затаился, готовый к бегству.  Никто  не  бросился  за  ним
вдогонку, никто не  закричал.  Эверард  выпустил  солдата  из  рук.  Юноша
шевельнулся, застонал, глотнул воздуха и вновь впал в беспамятство.
     Разумнее было бы всадить в него нож, но  лунный  свет  упал  на  лицо
солдата, совсем юное, и у Эверарда не хватило духа. Он лишь достал  нож  и
взмахнул лезвием у солдата перед глазами.
     - Будешь слушаться - останешься в живых, - услышал юноша.
     К  счастью  для  себя  и  для  совести  Эверарда,  солдат   не   стал
сопротивляться.
     Утром его найдут связанным обрывками веревки, с кляпом из  куска  его
же килта во рту. Парня, должно быть, высекут или погоняют на плацу  -  это
не так важно. Что касается кражи оружия,  то  его  начальники  не  захотят
предать случившееся огласке.
     Шлем едва налез на голову похитителя, и то  только  после  того,  как
Эверард вынул из него  подкладку.  Кольчуга  была  чересчур  мала,  но  он
надеялся, что ему никто не встретится, а издалека это незаметно.  Если  же
его остановят, что ж, теперь у него есть меч.
     Эверарду удалось беспрепятственно подняться по  лестнице  на  верхнюю
часть стены и добраться по ней до намеченного места. Стражники видели его,
но в тусклом свете нельзя было разглядеть деталей.  Шагал  он  споро,  как
человек,  посланный  с  особым  поручением,  которому  не  следует  чинить
препятствий. Место, что он выбрал, располагалось между  двумя  сторожевыми
постами, удаленными друг от друга, поэтому Эверард был как  тень,  которую
оба дозорных, может быть, даже и не  заметили.  Дозор,  совершавший  обход
постов, оказался еще дальше.
     Лассо  висело  на  плече  патрульного.  Одним  быстрым  движением  он
закрепил его на зубце крепостной стены и бросил  свободный  конец  веревки
вниз. До полоски земли между стеной и пристанью  оставалось  еще  изрядное
расстояние. Эверард торопливо перелез через стену и  заскользил  к  земле.
Потом веревку найдут и будут гадать, побывал ли здесь лазутчик или  сбежал
преступник, но вряд ли эта новость достигнет ушей Феоны.
     Эверард  по  ходу  огляделся.  Дома  и   окрестности   окрасились   в
темно-серый цвет, сгустившийся до черноты везде, за исключением жилищ, где
еще тлели красные огоньки светильников. Кое-где горели более яркие огни  -
костры неприятеля. Будь он  на  противоположной  стороне  города,  Эверард
увидел бы их  великое  множество,  они  располагались  цепью,  приковавшей
Бактру к реке.
     Он споткнулся и почти потерял равновесие  на  крутом  склоне.  Где-то
залаяла собака. Не мешкая, Эверард обошел крепостной вал и двинулся  прочь
от города.
     "Прежде всего надо отыскать стог сена или что-нибудь такое, где можно
поспать хоть несколько часов. Боже, как я устал! Завтра утром  надо  будет
найти воды и, если повезет, чего-нибудь поесть... Потом уже все остальное.
Мы знаем, какую песню хотим спеть, но поем по  памяти,  и  одна  фальшивая
нота может изгнать нас, освистанных, со сцены..." - думал Эверард.
     Калифорния конца двадцатого века казалась ему еще более далекой,  чем
звезды.
     "Какого черта я вспоминаю о Калифорнии?"



                      1988 ГОД ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА

     Когда телефон в его нью-йоркской  квартире  зазвонил,  он  недовольно
заворчал, подумав, не стоит ли включить автоответчик. Музыка качала его на
своих волнах. Дело, однако, могло быть важным. Он не раздавал без  разбора
номер телефона, не внесенный в справочник. Поднявшись с кресла, он  поднес
трубку к уху и буркнул:
     - Говорит Мэнс Эверард.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.