Случайный афоризм
Сочинение стихов - это не работа, а состояние. Роберт Музиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Совершенно  очевидно,  что   это   не   солдат   правительственных   войск
Афганистана, одетый в форму, поставленную союзниками.  Подтянутая  крепкая
фигура, светлокожее  лицо,  скуластое,  но  немного  скошенное  к  вискам,
карельские глаза.
     "Похоже, он откуда-нибудь с Ладожского  озера,  -  рассеянно  подумал
Гаршин. - А я тут тяну армейскую  лямку,  выжидая  конца  этой  несчастной
войны, чтобы вернуться домой. Если, конечно, выживу".
     Дрожащей рукой он отдал честь.
     Офицер остановился примерно  в  метре  от  него.  Гаршин  разглядывал
капитанские звездочки.
     - Как вы здесь оказались, рядовой?
     Взор капитана пронзал, как ветер в пору заката. Тон,  тем  не  менее,
неприязненным не был, говор звучал по-московски, тот самый  русский  язык,
который чаще всего приходилось  слышать  после  призыва  в  армию,  только
сейчас на нем говорил более образованный человек.
     - Р-р-разрешите, товарищ... - неожиданное,  беспомощное,  заикающееся
бормотание. - Рядовой Юрий Алексеевич Гаршин!
     Запинаясь, он назвал свою часть.
     - Итак?
     - Мы были... наша группа, товарищ капитан...  в  разведке  на  горной
тропе. Вдруг взрыв, автоматная пальба,  и  вокруг  стали  падать  замертво
люди...
     ...Сергею тогда размозжило голову, а  самого  его  отшвырнуло,  будто
тряпичную  куклу,  потом  грохот,  дым  и  клубы  пыли,   и   ты   ползешь
по-пластунски, в ушах такой оглушающий шум, что ничего не  слышишь,  а  во
рту противный привкус лекарства...
     - Я увидел... бандитов...  нет,  одного,  бородатого  в  тюрбане,  он
хохотал. Они меня не заметили. Я спрятался за кустом, а они  были  слишком
заняты, добивая штыками раненых.
     Несмотря на то что в желудке у Гаршина было  пусто,  он  почувствовал
приступ рвоты. Горло саднило.
     Капитан стоял над ним, пока не стихли конвульсии и не отпустила боль.
     - Попейте немного, - предложил офицер. - Прополощите  рот,  сплюньте.
Теперь глотайте, только чуть-чуть.
     - Слушаюсь! -  подчинился  Гаршин.  Ему  стало  легче.  Он  попытался
встать.
     - Посидите пока, - произнес  капитан.  -  Досталось  вам,  ничего  не
скажешь. У  моджахедов  теперь  и  ракетные  установки,  и  скорострельное
оружие. Вы скрылись, когда они убрались восвояси, верно?
     - Т-так точно. Но не дезертировал или что-нибудь подобное, а...
     - Знаю. В этой ситуации вам не оставалось ничего другого. Более того,
ваш  долг  и  состоял  в  том,  чтобы  вернуться  на  базу  и  доложить  о
случившемся. Вы не решились идти тем  же  путем.  Слишком  рискованно.  Вы
карабкались вверх. Вы пребывали в состоянии  оцепенения.  Когда  пришли  в
себя, поняли, что сбились с дороги. Так?
     - По-моему, так, - Гаршин поднял глаза на склоненную над ним  фигуру.
Она темнела на фоне неба, как нечто инородное, как утес.
     Гаршин  снова  начал  соображать  и  почувствовал,  как  пальцы   его
сжимаются в кулаки.
     - А как здесь очутились вы, товарищ капитан?
     - У меня спецзадание. Вы не должны упоминать обо мне без моего на  то
разрешения. Ясно?
     - Так точно. Но... - Он сел,  выпрямив  спину.  -  Вы  говорите  так,
словно знаете... о моей группе почти все.
     Капитан кивнул.
     - Я шел по вашим следам и восстановил события. Мятежники скрылись, но
тела остались на поле боя, их мародерски обобрали. Я  не  смог  похоронить
погибших.
     Он не стал распространяться о "славе и геройских подвигах". Гаршин не
мог понять, радует это его или огорчает. Удивительно,  что  офицер  вообще

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.