Случайный афоризм
Односторонность в писателе доказывает односторонность ума, хотя, может быть, и глубокомысленного. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Йеллоустоунском парке еще до того, как Колумб  отправился  в  плавание,  а
затем появиться на пирсе в Уэльве и помахать ему рукой. Увидеть танцующего
Нижинского, Гаррика в роли Лира, наблюдать, как творит Микеланджело.  Все,
что вас заинтересует, вы можете  увидеть  сами  -  в  пределах  разумного,
конечно. Не говоря уже о вечеринках, которые мы  устраиваем  среди  своих.
Только представьте себе, какая пестрая собирается компания!..
     ...Вы отлично знаете, что не отступите. Это не в вашем характере. Так
что дерзайте...
     И так далее до тех пор, пока она, сжав его  в  крепких  объятиях,  не
вымолвила потрясенно, борясь со слезами и смехом:
     - Да. Вы правы. Спасибо, большое спасибо, Мэнс. Вы образумили меня...
и всего... за каких-то неполных два часа.
     - Я не сделал ничего особенного, только  подтолкнул  вас  к  решению,
которое вы для себя уже  приняли.  -  Эверард  размял  ноги,  затекшие  от
долгого сидения. - Но я проголодался. Как насчет обеда?
     - Вы сами знаете! - воскликнула она  с  таким  нетерпением,  что  ему
сразу полегчало. - Вы упомянули по телефону суп из моллюсков.
     - Ну, не обязательно  суп,  -  ответил  он,  тронутый  тем,  что  она
запомнила. - Все, что вам угодно. Куда едем?
     - Раз мы с вами договорились об уютном  незатейливом  ресторанчике  с
вкусной кухней, то нам подойдет "Грот Нептуна" на Ирвинг-стрит.
     - Вперед!
     Они спускались по дороге, оставив позади звездную  россыпь  городских
огней и хлесткий ветер.
     Ванда погрустнела.
     - Мэнс!
     - Да?
     - Когда я звонила вам в  Нью-Йорк,  в  трубке  слышалась  музыка.  Вы
устроили себе концерт? - Она улыбнулась. - Я сразу представила вас:  туфли
сняты, трубка в одной руке и пивная кружка в  другой.  Так  было?  Звучало
что-то в стиле барокко. Я думала, что знаю  музыку  этой  эпохи,  но  вещь
показалась мне незнакомой... и удивительно  красивой.  Я  бы  тоже  хотела
такую кассету.
     Он снова был патрульным.
     - Это не совсем кассета. Когда я  один,  я  использую  аппаратуру  из
будущего. Но, разумеется, я с радостью перепишу музыку для вас.  Это  Бах.
"Страсти по Святому Марку".
     - Что? Но это невозможно?
     Эверард кивнул.
     - Произведение не дошло до  наших  дней,  за  исключением  нескольких
фрагментов, и никогда не было напечатано. Но в Страстную пятницу 1731 года
некий путешественник во времени принес в собор в Лейпциге  замаскированное
записывающее устройство.
     Она поежилась.
     - Прямо мурашки по коже...
     - Угу. Еще один плюс путешествий во времени и работы в Патруле.
     Она повернула  голову  и  долго  не  сводила  с  него  внимательного,
задумчивого взгляда.
     - А  вы  отнюдь  не  тот  простой  парень  с  фермы  из  какой-нибудь
глухомани, каким притворяетесь, - пробормотала она. - Совсем нет.
     Он пожал плечами.
     - Ну почему парень с фермы не может наслаждаться  Бахом  за  мясом  с
картошкой?



                      209 ГОД ДО РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА

     Милях в четырех на северо-восток от Бактры, в тополиной рощице  почти
на середине  невысокого  холма,  был  родник.  Он  долгие  годы  почитался

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.