Случайный афоризм
Когда пишешь, все, что знаешь, забывается... Мирче Элиаде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

роде. Такой человек  мог  бы  дать  ему  опознавательный  знак  святилища,
провожатого, а может, и провести его через сирийские пикеты.
     Эверард мог бы показать свой фонарик и заявить,  что  Посейдон  лично
даровал ему этот предмет ночью. Но  прежде,  конечно,  следует  дождаться,
пока Никомах-Драганизу встретится с Полидором-Булени и они покинут храм.
     Патрульный даже думал прийти сюда после того, но прятаться где-нибудь
в окрестностях храма было сейчас, возможно, рискованней, чем  тихо  сидеть
во дворе. Тем более что здесь он мог узнать что-нибудь полезное.
     План его оказался, в  лучшем  случае,  незрелым,  а  сейчас  выглядел
просто нелепо. "Ничего, может быть, появятся  свежие  мысли...  -  Эверард
усмехнулся,  но  ухмылка  получилась  скорее  злобной.  -  Надо  придумать
какой-нибудь примитивный ход, как вчера,  что-нибудь  совсем  простое,  до
чего они не додумаются..."
     Он вышел из храма на солнечный свет, ослепивший его на краткий миг.
     - Я уже почувствовал, как близость бога укрепляет меня, - произнес он
значительно. - Я верю, что поступаю по его воле, и ты, Долон, тоже.  Будем
следовать указанному пути.
     - Да, конечно.
     Сторож торопливо предупредил его о  соблюдении  чистоты  на  храмовой
территории, указал отхожее место, которое находилось в роще  на  приличном
расстоянии от святыни, после чего скрылся в своей лачуге.
     Эверард направился в угол, где сидели  женщины.  Ужаса  на  их  лицах
больше не было, но осталась скорбь, усугубленная голодом и  отчаянием.  Он
не мог приветствовать их традиционным "Радости вам!".
     - Можно я с вами присяду? - спросил он.
     - Мы не можем запретить  вам  это,  -  пробормотала  пожилая  женщина
(наверно, лет за сорок).
     Он  опустился  на  землю  рядом  с  молодой.  Та  казалась   бы   еще
привлекательной, если бы сохранила силу духа.
     - Я тоже ожидаю воли божьей, - сказал он.
     - А мы просто ждем, - отозвалась та равнодушно.
     - Меня зовут Андрокл, я паломник. Вы живете поблизости?
     - Жили.
     Сморщенная старуха  зашевелилась.  Какое-то  мгновение  в  ее  глазах
светилась гневная сила.
     - Наш дом стоял ниже  по  течению.  Так  далеко  отсюда,  что  мы  до
последнего не знали о случившемся, - заговорила она. - Сын мой сказал,  мы
должны, мол, погрузить в повозку все, что только можно увезти на  быках  с
фермы, не то придется в городе нищенствовать. Но на  дороге  нас  схватили
всадники. Они убили сына и мальчиков. А  жену  его  изнасиловали,  но,  по
крайней мере, нас не прикончили. Ворота в город оказались на  запоре.  Вот
мы и подумали, что Сотрясатель Земли даст нам пристанище.
     - Лучше бы они нас  убили,  -  произнесла  молодая  неживым  голосом.
Младенец заплакал. Она бездумно  обнажила  грудь  и  дала  ее  ребенку,  а
свободную руку вытянула перед собой, чтобы складками рукава прикрыть  дитя
от солнца и мух.
     - Сочувствую, - только и нашел что сказать Эверард.
     "Война, похоже, единственное, что у любого  правительства  получается
лучше всего".
     - Я буду молиться за вас, - сказал он.
     Женщины не ответили. Что ж, когда чувства  атрофируются,  это  своего
рода благо. Он накинул на голову капюшон  и  привалился  к  стене.  Тополя
давали скудную тень. Жар легко проникал сквозь одежду.
     Прошли часы. Как часто бывало при долгом  и  томительном  ожидании  -
особенно в будущих столетиях, - Эверард погрузился в  воспоминания.  Время
от  времени  он  отпивал  понемногу  тепловатую  воду  и  дремал.  Солнце,
прокатившись по всему небу, пошло на закат.
     "...Тучи, гонимые ветром, ослепительный свет между ними, падающий  на
волны, обрывки  снасти,  холодные  соленые  брызги  из-под  носа  корабля,
бороздящего  море,  которое  переливается   зеленым,   серым,   белым,   и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.