Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

роде. Такой человек  мог  бы  дать  ему  опознавательный  знак  святилища,
провожатого, а может, и провести его через сирийские пикеты.
     Эверард мог бы показать свой фонарик и заявить,  что  Посейдон  лично
даровал ему этот предмет ночью. Но  прежде,  конечно,  следует  дождаться,
пока Никомах-Драганизу встретится с Полидором-Булени и они покинут храм.
     Патрульный даже думал прийти сюда после того, но прятаться где-нибудь
в окрестностях храма было сейчас, возможно, рискованней, чем  тихо  сидеть
во дворе. Тем более что здесь он мог узнать что-нибудь полезное.
     План его оказался, в  лучшем  случае,  незрелым,  а  сейчас  выглядел
просто нелепо. "Ничего, может быть, появятся  свежие  мысли...  -  Эверард
усмехнулся,  но  ухмылка  получилась  скорее  злобной.  -  Надо  придумать
какой-нибудь примитивный ход, как вчера,  что-нибудь  совсем  простое,  до
чего они не додумаются..."
     Он вышел из храма на солнечный свет, ослепивший его на краткий миг.
     - Я уже почувствовал, как близость бога укрепляет меня, - произнес он
значительно. - Я верю, что поступаю по его воле, и ты, Долон, тоже.  Будем
следовать указанному пути.
     - Да, конечно.
     Сторож торопливо предупредил его о  соблюдении  чистоты  на  храмовой
территории, указал отхожее место, которое находилось в роще  на  приличном
расстоянии от святыни, после чего скрылся в своей лачуге.
     Эверард направился в угол, где сидели  женщины.  Ужаса  на  их  лицах
больше не было, но осталась скорбь, усугубленная голодом и  отчаянием.  Он
не мог приветствовать их традиционным "Радости вам!".
     - Можно я с вами присяду? - спросил он.
     - Мы не можем запретить  вам  это,  -  пробормотала  пожилая  женщина
(наверно, лет за сорок).
     Он  опустился  на  землю  рядом  с  молодой.  Та  казалась   бы   еще
привлекательной, если бы сохранила силу духа.
     - Я тоже ожидаю воли божьей, - сказал он.
     - А мы просто ждем, - отозвалась та равнодушно.
     - Меня зовут Андрокл, я паломник. Вы живете поблизости?
     - Жили.
     Сморщенная старуха  зашевелилась.  Какое-то  мгновение  в  ее  глазах
светилась гневная сила.
     - Наш дом стоял ниже  по  течению.  Так  далеко  отсюда,  что  мы  до
последнего не знали о случившемся, - заговорила она. - Сын мой сказал,  мы
должны, мол, погрузить в повозку все, что только можно увезти на  быках  с
фермы, не то придется в городе нищенствовать. Но на  дороге  нас  схватили
всадники. Они убили сына и мальчиков. А  жену  его  изнасиловали,  но,  по
крайней мере, нас не прикончили. Ворота в город оказались на  запоре.  Вот
мы и подумали, что Сотрясатель Земли даст нам пристанище.
     - Лучше бы они нас  убили,  -  произнесла  молодая  неживым  голосом.
Младенец заплакал. Она бездумно  обнажила  грудь  и  дала  ее  ребенку,  а
свободную руку вытянула перед собой, чтобы складками рукава прикрыть  дитя
от солнца и мух.
     - Сочувствую, - только и нашел что сказать Эверард.
     "Война, похоже, единственное, что у любого  правительства  получается
лучше всего".
     - Я буду молиться за вас, - сказал он.
     Женщины не ответили. Что ж, когда чувства  атрофируются,  это  своего
рода благо. Он накинул на голову капюшон  и  привалился  к  стене.  Тополя
давали скудную тень. Жар легко проникал сквозь одежду.
     Прошли часы. Как часто бывало при долгом  и  томительном  ожидании  -
особенно в будущих столетиях, - Эверард погрузился в  воспоминания.  Время
от  времени  он  отпивал  понемногу  тепловатую  воду  и  дремал.  Солнце,
прокатившись по всему небу, пошло на закат.
     "...Тучи, гонимые ветром, ослепительный свет между ними, падающий  на
волны, обрывки  снасти,  холодные  соленые  брызги  из-под  носа  корабля,
бороздящего  море,  которое  переливается   зеленым,   серым,   белым,   и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.