Случайный афоризм
Почему поэты так часто воспевали луну? Не потому ли, что она озаряет жизнь мечтателей и влюбленных? Мигель де Унамуно
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

зная, что большинство из них ведет в никуда.
     Кроме  того,  ему,  возможно,  приятно  ужинать  в  компании  молодой
симпатичной женщины. Что ж, ей тоже следует  оставить  глупые  сомнения  и
наслаждаться ужином и беседой. Может быть, она узнает что-нибудь о нем и о
его времени...
     Ни о нем, ни о его времени она так ничего и не узнала.
     Гийон был учтив. Она бы даже сказала,  очарователен,  хоть  он  и  не
выходил за рамки присущей ему бесстрастно-академической манеры.  Он  никак
не демонстрировал свою власть, но производил на нее то же впечатление, что
и отец, когда она была девчонкой.
     "Жаль, папа, ты никогда не узнаешь..."
     Гийон вовлек ее в разговор о ней самой, о ее жизни, об Эверарде -  не
вдаваясь в деликатные подробности, но так  искусно,  что  она  лишь  потом
осознала,  что  рассказала  ему  гораздо  больше,  чем  ей  хотелось   бы.
Попрощавшись с ним, Ванда решила, что у нее просто  состоялась  интересная
встреча. Гийон никоим  образом  не  намекнул,  что  они  еще  когда-нибудь
встретятся.
     Однако, шагая к себе по теперь уже пустынным дорожкам и вдыхая ночные
ароматы древней Земли, она неожиданно для себя поняла, что думает не о нем
и уж совсем не о Секейре,  а  об  этом  рослом,  дружелюбном  и,  как  она
полагала, очень одиноком человеке - Мэнсе Эверарде.




                         ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. БЕРИНГИЯ


                      13212 ГОД ДО РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА

     Добравшись до своего пристанища, она остановилась и огляделась, затем
посмотрела в ту сторону, откуда пришла.
     "Почему? - подумала Ванда. - Словно это в последний раз...  -  Сердце
тревожно дрогнуло. - Может быть, и в последний..."
     Солнце в юго-западной части небосклона висело почти над самым  морем,
но оно не опустится за горизонт еще несколько часов, а когда исчезнет,  то
ненадолго. Его лучи окрашивали холодным золотом  кучевые  облака,  башнями
уходившие ввысь на востоке, и разливали отблески золота по воде, в миле от
того места, где стояла она. Земля там круто восходила к  северным  холмам,
поросшим чахлой невысокой летней  травой,  монотонность  которой  нарушали
яркие зеленые и коричневые пятна  торфяного  мха.  На  ветках  низкорослой
осины  трепетали  бледные  листья.  Повсюду  топорщились   толстые   пучки
узколистого  кипрея,  редко   достававшего   до   лодыжек.   Шелестела   и
перекатывалась волнами осока у ручья, журчавшего неподалеку. Он  сбегал  в
не очень широкую речку, прятавшуюся в овраге. По краям  оврага  сбились  в
кучки карликовые ольховые деревца. Клочья дыма вились над жилищами Арюка и
его племени.
     С моря налетел ветер. Влажный просоленный воздух освежил ее, частично
сняв усталость, но усилил чувство голода  -  сегодня  она  прошла  немало.
Тишину нарушали крики птиц, сотнями паривших в высоте: чаек, уток,  гусей,
журавлей, лебедей, зуйков, кроншнепов. Выше всех парил одинокий орел. Даже
после  двух  лет,  проведенных  здесь,  ее  не  переставало  поражать  это
пиршество жизни у самых врат  Великого  Льда.  Лишь  оставив  свою  родную
эпоху, Ванда поняла, как опустошена планета к XX веку.
     - Извините, друзья, - пробормотала она. - Но сейчас меня ждут  чайник
и коробка печенья.
     "А после надо заняться отчетом. Обед подождет. - Она  поморщилась.  -
Почему-то доклады уже не доставляют никакого  удовольствия...  -  подумала
Ванда и застыла  на  месте.  -  Но  почему  меня  так  беспокоит  то,  что
случилось? Откуда это предчувствие беды? Важное событие,  большое,  но  не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.