Случайный афоризм
Писатель скорее призван знать, чем судить. Уильям Сомерсет Моэм
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     -  Верно.  Но  сейчас  за  гамбургер  и  пиво  я  готова   пойти   на
преступление.
     - Вы остановились в Сан-Франциско?
     - Да, в маленькой гостинице около штаб-квартиры. Буду жить там,  пока
не закончу отчет. Нет смысла перепрыгивать каждый раз сюда из 1990 года.
     - Послушайте, вы заслужили больше, чем гамбургер в каком-нибудь кафе.
Позвольте пригласить вас на обед. Я знаю стоящие места этих лет.
     - М-м-м...
     - На вас прелестный  костюм.  А  я  сейчас  тоже  постараюсь  принять
достойный вид. - Он поднялся с кресла и вышел из комнаты прежде,  чем  она
успела ответить.
     "Ну и дела! А, собственно,  почему  бы  и  нет?  Спокойнее,  девочка.
Сколько воды утекло с той поры, но..."
     Корвин вернулся скоро, как и обещал, в спортивном твидовом пиджаке  и
галстуке в виде шнурка, скрепленного застежкой. Они перешли через  мост  и
остановились около японского ресторана неподалеку от рыбачьего причала. За
коктейлем он сказал, что если она действительно хочет продолжить работу  в
Берингии, он, вероятно, мог бы составить ей компанию.  Ванда  решила,  что
его слова не более чем шутка.  Затем  появился  повар,  чтобы  приготовить
сукияки [блюдо национальной японской  кухни  -  мясо,  жаренное  в  сое  с
сахаром  и  приправами]  прямо  на  их  столе,  но  Корвин,  попросив  его
понаблюдать за действием со стороны, взялся за дело сам.
     - По рецепту Хоккайдо, - объявил он и стал  подробно  рассказывать  о
своем пребывании среди палеоиндейцев Канады, живописуя опасные моменты.  -
Замечательные парни, но  вспыльчивые,  обидчивые  и  скорые  на  выяснения
отношений с помощью силы.
     Он, казалось,  не  задумывался  о  том,  что  некоторые  эпизоды  его
воспоминаний могут перекликаться с тем, что пережила Ванда в Берингии.
     После  обеда  Корвин  предложил  ей  выпить  в  баре  на  маяке.  Она
отказалась, сославшись на усталость. У входа в гостиницу Ванда пожала  ему
руку.
     - Закончим разговор завтра, - сказала она, - а потом я  действительно
должна перенестись в будущее и повидать своих родных



                     13212 ГОД ДО РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА

     Каждую осень "мы" встречались у Кипящих Ключей. Когда погода день ото
дня становилась холоднее, было очень приятно поваляться в теплой  грязи  и
вымыться в горячей воде, фонтанчики которой вырывались из  земли.  Сильный
привкус и запах  воды  служили  защитой  от  болезней,  пар  и  близко  не
подпускал злых духов. "Мы" собирались из разбросанных по  всему  побережью
стойбищ, из отдаленных мест, где, с их точки зрения, кончался  мир,  чтобы
насладиться самым веселым в году праздником. Люди приносили с собой  много
еды, потому что ни одна семья не смогла бы прокормить такую кучу народа, и
пускали припасы по кругу. Среди особого угощения были вкусные  устрицы  из
залива Моржа, их приносили живыми в воде;  недавно  добытые  рыба,  птицы,
мясо, приправленное травами; сушеные ягоды и цветы,  собранные  на  летних
лугах, ворвань [вытопленный жир морских животных], если кому-то  удавалось
убить тюленя на суше. Люди брали с собой товар  для  обмена  -  прекрасные
шкуры и кожи, красивые перья и  камни.  Они  наедались  до  отвала,  пели,
танцевали,  шутили,  вольно  предавались  любви,  обменивались  новостями,
товарами, строили планы, вздыхали, вспоминая старые времена, и  улыбались,
глядя  на  молодую  поросль,  резвящуюся  среди  взрослых.  Иногда  кто-то
ссорился, но друзья всегда примиряли забияк. Когда провизия кончалась, они
благодарили Улунгу за гостеприимство и расходились по домам, унося с собой
приятный груз воспоминаний, который будет освещать грядущие темные месяцы.
     Так было всегда. Так должно быть всегда. Но  настали  времена,  когда
печаль и страх навалились на "мы". Поползли слухи о чужаках,  объявившихся

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.