Случайный афоризм
Мне кажется, что я наношу непоправимый урон чувствам, обуревающим мое сердце, тем, что пишу о них, тем, что пытаюсь их объяснить вам. Луи Арагон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Трудности, как вы знаете, тоже есть. Я уже научилась справляться  с
ними. До последнего времени, пока не произошла та самая история.
     Он решил  пока  не  касаться  темы.  Прежде  всего  нужно  помочь  ей
освободиться от страшного напряжения, если, конечно, ему удастся.
     - Прошло достаточно времени. Последний раз я видел вас  вскоре  после
окончания Академии.
     Тогда они отправились пообедать в Париж 1925 года бродили вдоль  Сены
по левому берегу весь весенний вечер напролет, а потом зашли выпить в "Две
кубышки", и парочка ее литературных идолов  оказалась  в  том  же  уличном
кафе, через два столика от них. Когда  он  пожелал  Ванде  доброй  ночи  и
попрощался с ней у дверей дома ее родителей 1988 года, она поцеловала его.
     - С той поры для вас прошло почти три года, верно?
     Она кивнула.
     - Годы напряженной работы для нас обоих.
     - Для меня на сей раз не было так долго. Всего два задания, достойных
упоминания.
     - Неужели? - удивленно спросила она. - Разве вы не вернулись домой  в
Нью-Йорк в 1988 году, когда завершили работу? Вы же не  можете  допустить,
чтобы ваша квартира пустовала месяцами.
     - Я сдал ее, вернее передал в  субаренду  оперативнице,  которой  она
нужна была для выполнения задания.  Вы  знаете,  в  последние  десятилетия
здесь  установили  контроль  над   сдачей   жилья.   Вечные   проблемы   с
поручителями. К тому же приличного жилья так мало,  что  для  того,  чтобы
стать владельцем квартиры, надо выложить круглую сумму,  а  это  неразумно
для агента Патруля.
     - Понимаю.
     Тамберли слегка напряглась.
     "Оперативнице, вот оно как... Кстати, столь же неразумно  для  агента
Патруля распространяться на подобные темы. Особенно в таких случаях..."
     - Послания от моих коллег передаются мне автоматически.  Если  бы  вы
позвонили позавчера...
     Ее обида или, скорее, укол самолюбия мгновенно забылись. Взгляд Ванды
упал на руки, скрещенные на коленях.
     - У меня не было  повода,  сэр,  -  негромко  произнесла  она.  -  Вы
чрезвычайно добры, великодушны, но... я не хотела показаться назойливой.
     - Я тоже.
     "Маститый  агент-оперативник  совсем  засмущал  новобранца   Патруля.
Несправедливо. Она может и обидеться", - подумал Эверард.
     - Впрочем, если бы я знал, сколько прошло времени для вас...
     Действительно долгий срок, и не потому только, что минуло  сколько-то
лет, измеряемых ударами пульса, а потому, скорее, что эти годы были  полны
событий, необычайных приключений, трудностей, побед, веселья,  печалей.  И
романов? Фигура Ванды обрела зрелость, как заметил Эверард,  но  прибавила
не пышности, а твердости. И черты лица стали тверже - события оставили  на
нем свой след. Но истинная перемена все  же  трудно  уловима.  Ванда  была
девушкой, или,  как  угодно  современным  феминисткам,  молодой  женщиной,
совершенно юной. Девушка в ней не умерла, и он сомневался, что это  вообще
когда-нибудь  произойдет.  Напротив  него  сидело   источающее   молодость
создание, но оно стало женщиной в полном смысле этого слова. Сердце у него
забилось неровно.
     Эверард выдавил смешок.
     - Хорошо, давайте прекратим жеманство, - сказал он. - И,  пожалуйста,
запомните, мое имя - не сэр. Здесь, с глазу на глаз, мы можем  вести  себя
естественно, Ванда.
     Она быстро овладела собой.
     - Спасибо, Мэнс а рассчитывала на это.
     Он вытащил из пиджака трубку и табак.
     - А как насчет этого? Не возражаете?
     - Нет, дымите. - Она улыбнулась. - Поскольку мы с вами одни.
     И про себя: "Дурной  пример  тем,  кому  курение  смертельно  опасно!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.