Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Может, он слишком  много  времени  тратил  на  выполнение  совокупительных
контрактов. Привык быть с женщинами не-родственницами и заниматься с  ними
тем, что большинство мужчин проделывает раза два в жизни.
     Вечером в круглой комнате она заговорила о его поведении.
     - Если бы я не выстирал тунику сразу, кровь  не  смылась  бы,  а  эта
туника мне нравится. Она почти новая,  и  не  знаю,  заметила  ли  ты,  но
вышивка на плечах очень изысканна. Мне не следовало надевать ее на  охоту.
Но я никак не думал, что так перепачкаюсь.
     - Ты и в битвах такой? - спросила она. - Брезгливый?
     - Нет. Разумеется, нет. Просто я  не  люблю,  когда  портится  что-то
красивое - одежда, оружие. Но думаю об этом я только после. В  сражении  у
меня только две мысли - остаться в живых и  выполнять  распоряжения  моего
брата.
     Что-то в его голосе, когда он упомянул брата, ее задело.
     - Он тебе нравится?
     Эйх Шовин поднял глаза на нее. В комнате было темно - только на столе
между ними мерцал фонарь, и его зрачки расширились в  две  широкие  темные
поперечные полосы.
     - Манхата? Что за вопрос! - И, облизнув пальцы, он погасил фитиль.
     Один из ее родичей вернулся с войны  ломай,  чтобы  излечить  раненую
ногу. Теперь он уже начал ходить, хотя еще  прихрамывал,  и  попросил  Эйх
Шовина заняться с ним воинскими упражнениями.
     Женщинам смотреть  на  это  возбранялось,  однако  Хрустальные  Глаза
тихонько забралась на крышу, откуда была видна тренировочная площадка. Они
дрались на мечах - тяжелых, длинных, имеющих только одно  назначение.  Эйх
Шовин  работал  мечом  с   умелой   непринужденностью.   Он,   несомненно,
превосходил ее двоюродного брата - и не только из-за его  увечья.  Он  был
очень быстр, как она и ожидала, и к  тому  же  силен.  Радостно  смотреть,
думала женщина, прижимаясь к черепице. Если у нее родится сын, быстрота  и
сила ему пригодятся, а если дочь,  так,  может  быть,  девочка  унаследует
выдержку Эйх Шовина. Если улыбнется удача, своих странностей он  детям  не
передаст.
     Настало время ее  крови.  И  кровь  пошла.  Она  не  забеременела,  и
несколько ночей провела нес ним, как требовал обычай.
     - Значит, мне предстоит провести тут еще сорок  дней,  -  сказал  Эйх
Шовин. - Я не огорчен, хотя должен сказать, что твои  родичи  утомительны.
Но  ты  мне  нравишься,  а  мой  род  пока  не  законтрактировал  меня   в
производители где-то  еще.  Как  только  ты  забеременеешь,  мне  придется
вернуться в армию.
     - Война тебе не нравится.
     - Слишком долго она длится. Вскоре начинает казаться, что все это уже
случалось прежде. Существует ведь  ровно  столько-то  способов  убить  или
умереть. Даже моему брату не удалось найти много нового в этой области.
     - Ты очень странный! - сказала Хрустальные Глаза. - Только бы это  не
перешло твоим детям.
     - Никто еще моим родственницам не жаловался! - засмеялся он.
     Разговор этот они вели над речным обрывом. Они часто  завершали  свои
прогулки там, потому что Эйх Шовин разделял ее  любовь  к  широкой  речной
долине. Листва обрела свои осенние краски, а река  была  темно-коричневой,
точно старая бронза - везде, где не отражала небо и  лес.  Все  словно  бы
менялось и перемещалось. Она посмотрела  вокруг  и  подумала  о  том,  что
хорошо бы отправиться в путь, неведомо  куда,  точно  увлекаемый  течением
ствол или птица, отдающаяся ветру.
     Может, когда  все  это  останется  позади,  и  она  забеременеет,  то
отправится погостить где-то. Несколько соседних родов были тесно связаны с
Ахара. У нее были родственницы - женщины, зачатые мужчинами ее рода. У нее
прежде даже была  возлюбленная,  женщина  Шулновы.  Они  познакомились  на
празднике и ездили навещать друг друга, а  потом  война  на  время  обрела
опасный поворот, и они только обменивались вестями и подарками. Потом  все
оборвалось.  Но  можно  съездить   в   Шулнову,   навестить   какую-нибудь

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.