Случайный афоризм
То, что написано без усилий, читается, как правило, без удовольствия. Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

бок. Успев все же бросить взгляд  на  индикатор  лифта,  он  увидел  цифру
двадцать  шесть.  Еще  секунда  -  и  его  глаза  остановились  на  дверях
посадочной площадки. Двери  медленно  открывались  -  и  из  них  выходили
мужчина и женщина. Правильнее сказать, они шли, как  бы  танцуя,  так  как
рука мужчины обвивала  талию  женщины,  ее  волосы  разметались,  а  глаза
горели. Губы и щеки мужчины были разрисованы губной помадой.
     Хаулэнд, прикрыв одной рукой лицо,  бесшумно  проскочил  мимо  них  и
выбежал  на  площадку.  Автоматические  двери   почти   сразу   же   стали
закрываться. Он сделал бросок  вперед,  руками,  заменившими  ему  в  этой
экстремальной ситуации железные когти, схватил и крепко  вцепился  в  края
сдвигавшихся половинок дверей. Худое тело Хаулэнда,  трясясь  от  сильного
напряжения всех мышц его ног, протискивало себя в  неумолимо  суживавшуюся
щель, чтобы оказаться по ту сторону дверей.
     В то же время он нажал  на  кнопку  движения,  и  ускорение  с  силой
втолкнуло его внутрь на подушки сидений. Неуклюжими  в  больших  перчатках
руками Питер нащупал монеты, опустил их в щелку  автомата,  выдавшего  ему
билет для полета  до  "Золотого  Петушка",  и  закомпостировал  полученный
билет. После этого доктор Хаулэнд в изнеможении  провалился  в  сидение  и
посмотрел вниз, на простершийся  под  ним  город  с  реками  золотистых  и
серебряных огней, четко отделявшими один квартал от другого.
     По своим трассам двигались другие экспресс-флайеры, а флайер Хаулэнда
только начинал плавно и тихо  подниматься,  чтобы  занять  свою  воздушную
тропинку. Питер не мог определить, есть ли среди тех других экспрессов под
ним полицейский флайер - возможно, он был. Но убитый жил на втором этаже -
по лестнице первая дверь налево - и полиция  поднималась  туда  с  первого
этажа. Хаулэнд откинулся на спинку кресла - он был совершенно  истощен,  в
нем до сих  пор  все  трепетало  и  колотилось.  Он  знал,  что  лицо  его
мертвенно-бледного цвета.
     Из "Золотого Петушка" Питер Хаулэнд пошел прямо  в  университет.  Под
ногами сильно хрустел и скрипел  снег.  Он  зашел  в  профессорскую,  взял
почитать последний номер "Природы",  с  напускной  веселостью  перекинулся
двумя словами со старым Гусманом и пошел спать, вконец вымотанный и телом,
и душой.



                                    7

     В последнее время Питер Хаулэнд  старался  не  посещать  общественные
места университета. У него совсем не было желания встретиться с Элен Чейз.
Он не боялся признаться  самому  себе,  что  это  нежелание  имело  точное
название - малодушие. Хаулэнд не мог устраивать ей сцены и вступать с  ней
в споры из-за фонда Максвелла - а тем более поднимать скандал.
     Утром он сидел и завтракал  в  "Золотом  Петушке",  одном  из  многих
маленьких, уютных ресторанчиков, расположенных недалеко  от  университета.
Хаулэнд теперь не боялся оставлять Хаффнера одного, правда, не надолго.
     Питер сделал заказ по телефону, стоявшему на столе, и ждал, когда его
обслужат. Как раз в этот момент к его столику подошел человек и сел. Видно
было, что незнакомец - случайный или во  всяком  случае  редко  посещающий
рестораны человек. Он был  средних  лет,  небольшого  роста,  с  открытым,
дружелюбным лицом, которое ничем примечательным не отличалось. Он  приятно
улыбнулся и спросил:
     - Не возражаете, что я сел здесь, дружище?
     - Пожалуйста, сидите, - сказал  Хаулэнд.  Он  был  достаточно  сильно
занят своими собственными мыслями, и никто  посторонний  не  мог  помешать
ему.
     Но человеку хотелось поговорить. За то время, пока они  оба  ели,  он
высказал свои мысли о погоде, о последних запусках ракет в  околосолнечное
пространство,   о   различных   политических   разногласиях,   потрясающих
Галактику, об очередных дерзких нападениях обитателей  вселенной  Роджера.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.