Случайный афоризм
Ни один жанр литературы не содержит столько вымысла, сколько биографический. Уильям Эллери Чэннинг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1673 году скончался(-лась) Жан Батист Поклен Мольер


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Сидя в  университетском  кафетерии  за  одним  из  маленьких  столов,
отведенных для профессорско-преподавательского состава, Элен спросила:
     - Мне кажется, ты обижен на меня, Питер?
     - Нет, теперь уже все прошло. Я был взбешен - могу  признаться,  если
ты так настаиваешь, - сразу после того, как узнал, что ты имела в виду.
     - А что я имела в виду?
     - Когда ты говорила загадками. Оказалось, ты получила фонд Максвелла.
Молодец! И что же ты собираешься делать с такими большими средствами? Имея
столько денег, можно сделать гораздо больше, чем  угрохать  все  на  новый
театр.
     - Ты так уверен?
     Она поставила чашечку с кофе и пристально посмотрела на Питера. По ее
улыбавшимся глазам можно было определить,  что  она  человек  откровенный,
честный и искренний. Ее взгляд привел Хаулэнда в  замешательство.  Он  уже
жалел, что они встретились.
     - Я собираюсь принести величайшую славу старому университету,  славу,
которой у него не было в течение многих десятилетий!
     - Ты говоришь о всех тех старых бумагах...
     - Да, о всех этих старых бумагах! И оставь свой насмешливый тон! Речь
идет  о  голографических  рукописях  Шоу,  который  пользовался  и   своим
собственным именем, и псевдонимом -  Уэллс.  У  меня  есть  еще  несколько
других идей и, когда я закончу, моя  диссертация  буквально  потрясет  всю
академическую Галактику. Вот посмотришь!
     Окинув Элен рассеянным взглядом, Хаулэнд  начал  совершенно  невнятно
говорить о том, что его скоро не будет на Земле, что он будет работать  на
планете Поучалин-9. Но тут он опять вспомнил об убийстве Киркупа и о  том,
что полчаса назад сказал ему Мэллоу, - и он даже вздрогнул.
     - Питер! Что случилось?
     Точно такая же интонация была в вопросе  Вилли  Хаффнера  после  того
злополучного телефонного звонка...
     - Случилось? - он попытался смехом унять  свою  дрожь  и  ответил:  -
Ничего. Наверное, простудился, забываю глотать таблетки.
     - Ты выглядишь каким-то уставшим.
     - Да? Ничего удивительного. Я только что  вышел  из  библиотеки,  где
долго работал.  А  не  проводил  время  в  беседах,  как  сейчас,  с...  с
профессоршами литературы.
     - Вот-вот, ты бы радовался такому счастливому  случаю,  что  встретил
меня. Я отплываю двадцать девятого.
     - Да, двадцать девятого? Куда, могу я...
     - Нет, не можешь! - она протянула свою руку через  стол  и  кончиками
пальцев коснулась запястья его руки. - Я расскажу тебе все, когда  вернусь
с рукописями. С того времени, как я буду снова здесь, Питер, мой  дорогой,
я стану знаменитой. И тогда...
     Он не  мог  ничего  сказать.  Она  будет  знаменитой  -  ну,  что  ж,
счастливо! А он для нее оставался все  тем  же  простым  доктором  Питером
Хаулэндом, ограниченным стенами университета, - без максвелловского фонда,
обещавшего такие заманчивые перспективы. Он осторожно  освободился  от  ее
руки и встал, улыбаясь.
     - Мы увидимся перед моим отъездом, обещай мне.
     - Конечно. А теперь отправляйся в свою стерильную  лабораторию  с  ее
ужасными запахами.
     Вернувшись в эту самую свою стерильную лабораторию, Хаулэнд нашел  ее
людной. Он застал в ней Хаффнера  и  Мэллоу,  наблюдавших  за  профессором
Рэндолфом, который был вне  себя  от  радости.  На  рабочем  стеллаже  под
пластмассовым колпаком лежал умиравший  или  уже  мертвый  хомяк.  Подойдя
поближе, Хаулэнд услышал громкий голос Хаффнера:
     - Все очень хорошо, профессор, но - прошу извинить меня, если вам  не
понравятся мои слова, - в целом наш научный результат, как бы это сказать,
нельзя считать очень гуманным.
     - Главное,  что  вы  с  Питером  получили  нужный  вирус.  Теперь  мы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.