Случайный афоризм
Стихи никогда не доказывали ничего другого, кроме большего или меньшего таланта их сочинителя. Федор Иванович Тютчев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сказал:
     - Все благодаря еще  одному  выдающемуся  открытию  в  микробиологии,
Стелла. Не унывай! Пассажиры вдохнули в себя вирусы, над которыми  мы  все
поработали. Когда ты дунула в сверхзвуковой свисток, вирусы активировались
и парализовали людей. Они пробудут в таком состоянии двадцать четыре часа,
а потом очнутся, даже не заметив, что с ними что-то происходило. Я  сделал
тебе прививку против  этого  эффекта,  у  тебя  ведь  не  осталось  шрама,
помнишь, ты волновалась?
     - Помню, - всхлипнула Стелла. - И не смейся надо  мной.  Я  носилась,
как сумасшедшая, стараясь все сделать так, как хотел проф - попробовал  бы
ты справиться с этим.
     Они вместе пошли по рядам  безмолвных  людей  в  зале,  устраняя  все
неполадки, которые могли привести к несчастному случаю.
     - Не переживай, Стелла, - успокаивал ее Хаулэнд, вдруг  почувствовав,
что у него уже нет антипатии к этой женщине. - У тебя  еще  будет  великий
момент в жизни, как только они все придут в себя.
     Когда, наконец, прибыл Мэллоу в небольшом космическом корабле, взятом
напрокат  на  последние   сбережения   профессора   Рэндолфа,   на   борту
"Посейдона", возле двери кладовой с ценностями, собрались те люди, которые
были в полном сознании и рассудке.
     В их руках был большой  набор  режущих  инструментов,  принадлежавших
пиратам, но, так же, как корабль  Мэллоу,  позаимствованных  Рэндолфом  во
временное пользование, причем  бесплатно.  Эти  люди  пытались  определить
объем и степень трудности предстоявшей работы.
     Рэмзи  и  Ларсен  перевели   управление   и   связь   звездолета   на
автоматический режим и пошли к месту  стыковки  двух  кораблей.  Появились
Мэллоу, Бригс, Кейн и Кванг. Рэндолф предупреждал их, чтобы они не  тащили
свои собственные орудия для взлома, но Мэллоу все же взял с собой то,  что
считал нужным. Полковник Тройсдорф шагал с гордым видом - на глазу у него,
как всегда, поблескивал монокль. Когда полковник услыхал имя Тима Варнера,
он преувеличенно громко засмеялся:
     - Мне рассказывали о Варнере. Его  считают  компетентным  работником.
Так, давайте приступим к делу.
     У всех было одно и то же нетерпеливое, страстное, бьющее  через  край
желание - вскрыть кладовую и  вынести  ее  содержимое.  Хаулэнд  отошел  в
сторону и уныло наблюдал за действиями бывших космических военнослужащих.
     Мэллоу был весел и многословен.
     - Не стоит сильно нервничать, - говорил он  своим  людям.  -  Ведь  в
конце концов, все это сделали грабители, с оружием напавшие на  звездолет,
не так ли? А нас не было на борту, так же? Как мы могли здесь оказаться  в
самый разгар большой лотереи!
     И он самодовольно рассмеялся. Его противный смех покоробил Хаулэнда.
     Глядя на красивое, но чрезвычайно глупое и самонадеянное лицо Мэллоу,
Питер вспомнил о Киркупе-Пальцах. Будет видно!
     Бывшие военные космического флота были прекрасно  знакомы  с  режущим
пиратским снаряжением. Вскоре пришла очередь включиться в дело  полковнику
Тройсдорфу. Он знал все о комнатах-сейфах на борту космических кораблей  -
во время службы на флоте в обязанности Тройсдорфа входила охрана  кладовых
с ценностями. Он с выражением превосходства на лице начал давать указания,
и работа продолжалась. Мэллоу с удовлетворением улыбался.
     Принеся никого не  интересовавшие  извинения,  Хаулэнд  оставил  поле
деятельности технических исполнителей операции и быстро  пошел  прочь.  Он
прошел через рубку лайнера, бросив жалостливый взгляд на  Элен,  преодолел
многочисленные лестницы и эскалаторы и снова очутился в парадном зале.
     Гробовая тишина смущала его. Он ходил между рядами столов  и  стульев
и,  видя  окостеневших,  молчавших  людей,  думал  о  том,  что  такая  же
неподвижность и безмолвность  ждет  всех  после  смерти.  Состояние  покоя
каждого из окружавших Хаулэнда  людей  служило  ему  напоминанием,  что  в
конечном итоге есть только одна-единственная вещь в  мире,  которую  можно
назвать истинной, несомненной  и...  неизбежной.  Но  женщины  и  мужчины,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.