Случайный афоризм
Для нас, писателей, ругань ничего не значит, мы живем для того, чтобы о нас кричали; одно только молчание нас губит. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

того - мы знаем, как вы это сделали.
     - Серьезно? Пожалуйста, просветите меня.
     - Послушай, Чезлин. Уже нет никакой необходимости скрывать  что-либо.
Мы все знаем. Но прежде всего я должен сказать, что, пока вы  были  здесь,
на Поучалин-9,  на  Земле  за  этот  год  произошли  перемены.  Во-первых,
состоялись выборы...
     - И уже подведены итоги, да? Я не сомневаюсь, что правительство,  как
всегда, получило необходимое для победы большинство голосов.
     Эти фразы Рэндолфа безошибочно  подсказали  Хаулэнду,  что  профессор
поворачивает к разговору о продажном правительстве и  о  том,  что  нелепо
подозревать их, ученых, в грабеже, хотя ограбление  звездолета  при  таких
властях - не только не преступно, но и разумно.
     - Все  наши  правители  -  коррумпированная  банда  политиканов...  -
продолжал профессор.
     Харкурт улыбался:
     - Посмотри на меня, Чезлин. Во мне  ты  видишь  яркого  представителя
коррупции. Как вице-президент Льюистида, я был в весьма тесных  отношениях
с  президентом  Мэхью.  Да  к  тому  же  он  был   секретарем   по   делам
околосолнечного пространства.
     - Был?
     -  Был,  Чезлин.  Старому  правительству  пришел  конец.  Они  все  в
отставке! А мы составили новое правительство! О, я знаю, - тебя никогда не
интересовала моя политическая карьера. Но я нашел себя в теперешней  своей
работе и постепенно привожу в порядок  все,  что  напутал  Мэхью,  другими
словами, мой дорогой Чезлин, - я теперь секретарь по делам  околосолнечной
системы.
     - Большая шишка однако, - не сдержался Хаулэнд.
     Но никто из присутствовавших  в  кабинете  не  прореагировал  на  его
колкое замечание. Все внимание было обращено на  Рэндолфа,  всем  хотелось
услышать, что ответит профессор новому секретарю.
     - Дудли! Ты хитрый старый мошенник, вот ты кто! Безусловно,  я  знал,
что ты занимаешься политикой и  близок  к  Мэхью,  но  такого  не  ожидал!
Поздравляю.
     - Спасибо,  Чезлин.  Но  это  значит,  что  я,  как  маленькая  часть
правительства, должен привлечь тебя к  суду  за  совершенное  тобой,  как,
узнав, назвали люди, "такое дерзкое преступление" и "ограбление века".  Ты
согласен со мной?
     В разговор вмешался  Варнер,  не  давая  времени  Рэндолфу  на  ответ
Харкурту:
     - Мы знаем - вы это сделали, проф.  И  надо  сказать  -  очень  умно.
Мистер Харкурт поистине все прояснил,  когда  упомянул  о  работе  доктора
Хаффнера над вирусами.  Как  в  добрые  старые  времена,  мы  сложили  все
обстоятельства вместе...
     - Не скромничайте, Варнер, - едко сказал Рэндолф.
     Все еще невозможно  было  относиться  с  симпатией  к  этому  тайному
агенту, несмотря на то, что он вовсю  демонстрировал  свое  добродушие.  С
какой стати он так старается произвести  хорошее  впечатление,  никому  из
ученых - и особенно Хаулэнду - не было понятно.
     Разъяснение странного, на взгляд ученых,  поведения  Варнера  пришло,
когда снова заговорил Харкурт:
     - Если бы выборы состоялись несколько раньше,  вы  бы  получили  фонд
Максвелла без малейшей задержки. Раз так не произошло, не  стоит  к  этому
болезненному вопросу  возвращаться  снова.  Достаточно  сказать,  что  мое
правительство считает вашу работу по созданию жизни настолько важной,  что
мы не только проследим, чтобы вы получили средства из фонда Максвелла,  но
также  выделим   вам   кругленькую   сумму   непосредственно   от   самого
правительства. Фактически, Чезлин, количество денег, которое мы  планируем
для вас, по случайному совпадению, точно равняется той сумме, которая была
в кладовой "Посейдона".
     Ошеломленный  таким  известием,  Хаулэнд  вскочил  с  места.  Рэндолф

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.