Случайный афоризм
Писать - всё равно что добывать жемчуг, а публиковать написанное - всё равно что метать его перед свиньями. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сообщил, что проводил Будаха до самой границы и  что  Будаха  сопровождает
некий благородный дон, которому можно доверять, потому  что  он  вдребезги
проигрался в карты и продался дону  Гугу  телом  и  душой.  Следовательно,
Будах исчез где-то здесь, в Арканаре. Вот и все, что мне известно.
     - Не много же вы знаете, - сказал дон Кондор.
     - Не в Будахе дело, - возразил Румата. - Если он жив, я его  найду  и
вытащу. Это я умею. Не об этом я хотел с вами говорить. Я хочу еще  и  еще
раз обратить ваше внимание на то, что  положение  в  Арканаре  выходит  за
пределы базисной  теории...  -  На  лице  дона  Кондора  появилось  кислое
выражение. - Нет уж, вы меня выслушайте,  -  твердо  сказал  Румата.  -  Я
чувствую, что по радио я с вами никогда не объяснюсь.  А  в  Арканаре  все
переменилось! Возник какой-то новый, систематически действующий фактор.  И
выглядит это так, будто дон Рэба сознательно натравливает  на  ученых  всю
серость в королевстве. Все, что хоть  ненамного  поднимается  над  средним
серым уровнем, оказывается под угрозой. Вы слушайте, дон  Кондор,  это  не
эмоции,  это  факты!  Если  ты  умен,  образован,  сомневаешься,  говоришь
непривычное - просто не пьешь  вина  наконец!  -  ты  под  угрозой.  Любой
лавочник вправе  затравить  тебя  хоть  насмерть.  Сотни  и  тысячи  людей
объявлены вне закона. Их  ловят  штурмовики  и  развешивают  вдоль  дорог.
Голых, вверх ногами...  Вчера  на  моей  улице  забили  сапогами  старика,
узнали, что он грамотный. Топтали, говорят, два  часа,  тупые,  с  потными
звериными мордами... - Румата  сдержался  и  закончил  спокойно:  -  Одним
словом, в Арканаре скоро не останется ни одного грамотного. Как в  Области
Святого Ордена после Барканской резни.
     Дон Кондор пристально смотрел на него, поджав губы.
     - Ты мне не нравишься, Антон, - сказал он по-русски.
     - Мне тоже многое не нравится, Александр Васильевич, - сказал Румата.
- Мне не нравится, что мы связали себя по рукам и ногам самой  постановкой
проблемы. Мне  не  нравится,  что  она  называется  Проблемой  Бескровного
Воздействия.  Потому  что  в  моих  условиях   это   научно   обоснованное
бездействие... Я знаю все ваши возражения! И я знаю теорию. Но  здесь  нет
никаких теорий, здесь типично фашистская практика, здесь звери  ежеминутно
убивают людей! Здесь все бесполезно. Знаний не хватает,  а  золото  теряет
цену, потому что опаздывает.
     - Антон, - сказал дон Кондор. - Не горячись. Я верю, что положение  в
Арканаре совершенно исключительное, но я убежден, что у тебя нет ни одного
конструктивного предложения.
     - Да, - согласился Румата, - конструктивных предложений у  меня  нет.
Но мне очень трудно держать себя в руках.
     - Антон, - сказал дон Кондор. - Нас здесь двести  пятьдесят  на  всей
планете. Все держат себя в руках, и всем это очень трудно.  Самые  опытные
живут здесь уже двадцать два года. Они прилетели  сюда  всего-навсего  как
наблюдатели. Им было  запрещено  вообще  что  бы  ни  было  предпринимать.
Представь себе это на минуту: запрещено вообще. Они бы не имели права даже
спасти Будаха. Даже если бы Будаха топтали ногами у них на глазах.
     - Не надо говорить со мной, как с ребенком, - сказал Румата.
     - Вы нетерпеливы, как ребенок, - объявил дон Кондор. -  А  надо  быть
очень терпеливым.
     Румата горестно усмехнулся.
     - А  пока  мы  будем  выжидать,  -  сказал  он,  -  примериваться  да
нацеливаться, звери ежедневно, ежеминутно будут уничтожать людей.
     - Антон, - сказал дон Кондор. - Во вселенной тысячи планет,  куда  мы
еще не пришли и где история идет своим чередом.
     - Но сюда-то мы уже пришли!
     - Да, пришли. Но для того, чтобы помочь этому человечеству, а не  для
того,  чтобы  утолять  свой  справедливый  гнев.  Если  ты  слаб,   уходи.
Возвращайся домой. В конце концов ты действительно не ребенок и знал,  что
здесь увидишь.
     Румата молчал. Дон Кондор, какой-то  обмякший  и  сразу  постаревший,
волоча меч за эфес, как палку, прошелся вдоль стола, печально кивая носом.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.