Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     День был солнечный, яркий. Простой народ толкался между домами,  ища,
на что бы поглазеть, визжали и свистели мальчишки, кидаясь грязью, из окон
выглядывали  хорошенькие  горожанки  в  чепчиках,   вертлявые   служаночки
застенчиво  стреляли  влажными  глазками,  и  настроение  стало  понемногу
подниматься. Дон Сэра очень ловко сшиб с ног какого-то мужика  и  чуть  не
помер со смеха, глядя, как мужик  барахтается  в  луже.  Дон  Тамэо  вдруг
обнаружил, что надел перевязи с мечами задом наперед, закричал: "Стойте! "
- и стал крутиться на месте, пытаясь  перевернуться  внутри  перевязей.  У
дона Сэра опять что-то отлетело на камзоле. Румата поймал за розовое  ушко
пробегавшую служаночку и попросил ее помочь дону  Тамэо  привести  себя  в
порядок.  Вокруг  благородных  донов  немедленно  собралась  толпа  зевак,
подававших служаночке советы, от которых та стала  совсем  пунцовой,  а  с
камзола дона Сэра градом сыпались застежки, пуговки и пряжки.  Когда  они,
наконец, двинулись дальше, дон Тамэо  принялся  во  всеуслышание  сочинять
дополнение к своей докладной,  в  котором  он  указывал  на  необходимость
"непричисления хорошеньких особ женского пола к мужикам и  простолюдинам".
Тут дорогу им преградил воз с  горшками.  Дон  Сэра  обнажил  оба  меча  и
заявил, что благородным донам не пристало обходить всякие там горшки и  он
проложит себе дорогу сквозь этот воз. Но  пока  он  примеривался,  пытаясь
различить, где кончается стена дома и начинаются горшки, Румата взялся  за
колеса и развернул воз, освободив проход. Зеваки,  восхищенно  наблюдавшие
за  происходившим,  прокричали  Румате  тройное  "ура".  Благородные  доны
двинулись было дальше, но из окна на третьем этаже высунулся толстый сивый
лавочник и стал распространяться  о  бесчинствах  придворных,  на  которых
"орел  наш  дон  Рэба  скоро  найдет  управу".  Пришлось   задержаться   и
переправить в это окно весь груз горшков. В последний горшок Румата бросил
две золотые  монеты  с  профилем  Пица  Шестого  и  вручил  остолбеневшему
владельцу воза.
     - Сколько вы ему дали? - спросил дон Тамэо, когда они пошли дальше.
     - Пустяк, - небрежно ответил Румата. - Два золотых.
     - Спина святого Мики! - воскликнул дон Тамэо. - Вы богаты! Хотите,  я
продам вам своего хамахарского жеребца?
     - Я лучше выиграю его у вас в кости, - сказал Румата.
     - Верно! - сказал дон Сэра и остановился. - Почему бы нам не  сыграть
в кости!
     - Прямо здесь? - спросил Румата.
     - А почему бы нет? - спросил дон Сэра. -  Не  вижу,  почему  бы  трем
благородным донам не сыграть в кости там, где им хочется!
     Тут дон Тамэо вдруг упал. Дон Сэра зацепился за его ноги и тоже упал.
     - Я совсем забыл, - сказал он. - Нам ведь пора в караул.
     Румата поднял их и повел, держа за локти. У огромного  мрачного  дома
дона Сатарины он остановился.
     - А не зайти ли нам к старому дону? - спросил он.
     - Совершенно не вижу, почему бы трем благородным  донам  не  зайти  к
старому дону Сатарине, - сказал дон Сэра.
     Дон Тамэо открыл глаза.
     - Находясь на службе короля, - провозгласил он, - мы должны  всемерно
смотреть  в  будущее.  Д-дон  Сатарина  -  это  пройденный  этап.  Вперед,
благородные доны! Мне нужно на пост...
     - Вперед, - согласился Румата.
     Дон Тамэо снова уронил голову на грудь и больше  уже  не  просыпался.
Дон Сэра, загибая пальцы, рассказывал о своих любовных  победах.  Так  они
добрались до дворца. В караульном помещении Румата с  облегчением  положил
дона Тамэо на скамью, а дон Сэра уселся за стол, небрежно отодвинул  пачку
ордеров, подписанных королем, и заявил, что пришла, наконец,  пора  выпить
холодного ируканского. Пусть  хозяин  катит  бочку,  приказал  он,  а  эти
девочки (он указал на караульных гвардейцев, игравших в  карты  за  другим
столом) пусть идут сюда. Пришел начальник караула,  лейтенант  гвардейской
роты. Он долго присматривался к дону Тамэо и приглядывался к дону Сэра;  и
когда дон  Сэра  осведомился  у  него,  "зачем  увяли  все  цветы  в  саду

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.