Случайный афоризм
Поэты - единственные настоящие любовники женщин. Марина Цветаева
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

арестован и казнен, погибли под  пытками  несколько  одуревших  от  ужаса,
ничего не понимающих сановников, и словно на их трупах  вырос  исполинским
бледным грибом этот цепкий, беспощадный гений посредственности. Он  никто.
Он ниоткуда. Это не могучий ум при слабом государе, каких  знала  история,
не  великий  и  страшный  человек,  отдающий  всю  жизнь  идее  борьбы  за
объединение  страны  во  имя  автократии.  Это  не   златолюбец-временщик,
думающий лишь о золоте и бабах, убивающий направо и налево ради  власти  и
властвующий, чтобы убивать. Шепотом поговаривают даже, что  он  и  не  дон
Рэба вовсе, что дон Рэба - совсем другой человек, а этот  бог  знает  кто,
оборотень, двойник, подменыш...
     Что он ни задумывал, все проваливалось. Он натравил друг на друга два
влиятельных рода  в  королевстве,  чтобы  ослабить  их  и  начать  широкое
наступление  на  баронство.  Но   роды   помирились,   под   звон   кубков
провозгласили вечный союз и  отхватили  у  короля  изрядный  кусок  земли,
искони принадлежавший Тоцам Арканарским. Он  объявил  войну  Ирукану,  сам
повел армию к границе, потопил ее в болотах и растерял в лесах, бросил все
на произвол судьбы и сбежал обратно в Арканар.  Благодаря  стараниям  дона
Гуга, о котором он, конечно, и  не  подозревал,  ему  удалось  добиться  у
герцога Ируканского мира - ценой двух пограничных городов, а затем  королю
пришлось выскрести до дна опустевшую казну, чтобы бороться с крестьянскими
восстаниями, охватившими всю страну. За такие промахи любой министр был бы
повешен за ноги на верхушке Веселой Башни, но дон  Рэба  каким-то  образом
остался  в  силе.  Он  упразднил  министерства,  ведающие  образованием  и
благосостоянием,   учредил   министерство   охраны    короны,    снял    с
правительственных  постов  родовую   аристократию   и   немногих   ученых,
окончательно развалил экономику,  написал  трактат  "О  скотской  сущности
земледельца" и, наконец, год назад организовал "охранную гвардию" - "Серые
роты". За Гитлером стояли монополии. За доном Рэбой не стоял никто, и было
очевидно, что штурмовики в конце  концов  сожрут  его,  как  муху.  Но  он
продолжал  крутить  и  вертеть,  нагромождать  нелепость   на   нелепость,
выкручивался, словно старался обмануть самого себя, словно не знал ничего,
кроме параноической задачи - истребить культуру. Подобно Ваге Колесу он не
имел никакого прошлого. Два года назад любой аристократический  ублюдок  с
презрением говорил о "ничтожном хаме, обманувшем государя",  зато  теперь,
какого аристократа ни спроси, всякий называет себя родственником  министра
охраны короны по материнской линии.
     Теперь вот ему понадобился Будах.  Снова  нелепость.  Снова  какой-то
дикий финт. Будах - книгочей. Книгочея - на кол. С шумом, с помпой,  чтобы
все знали. Но шума и помпы нет.  Значит,  нужен  живой  Будах.  Зачем?  Не
настолько же Рэба глуп, чтобы надеяться заставить Будаха работать на себя?
А может быть, глуп? А может быть,  дон  Рэба  просто  глупый  и  удачливый
интриган, сам толком не знающий, чего он хочет, и с хитрым видом  валяющий
дурака у всех на виду? Смешно, я три года слежу за ним и так до сих пор  и
не понял, что он такое. Впрочем, если бы он следил за мной, он бы тоже  не
понял.  Ведь  все  может  быть,   вот   что   забавно!   Базисная   теория
конкретизирует лишь основные виды психологической целенаправленности, а на
самом деле этих видов столько же, сколько людей, у власти может  оказаться
кто  угодно!  Например,  человечек,  всю  жизнь  занимавшийся   уязвлением
соседей. Плевал в чужие кастрюли с супом, подбрасывал  толченое  стекло  в
чужое сено. Его, конечно,  сметут,  но  он  успеет  вдосталь  наплеваться,
нашкодить, натешиться... И ему нет дела, что в истории о нем не  останется
следа или  что  отдаленные  потомки  будут  ломать  голову,  подгоняя  его
поведение под развитую теорию исторических последовательностей.
     Мне теперь уже не до теории, подумал  Румата.  Я  знаю  только  одно:
человек  есть  объективный  носитель  разума,  все,  что  мешает  человеку
развивать разум, - зло, и зло это надлежит устранять в кратчайшие сроки  и
любым путем. Любым? Любым  ли?..  Нет,  наверное,  не  любым.  Или  любым?
Слюнтяй! - подумал он про себя. - Надо решаться. Рано или поздно все равно
придется решаться.
     Он вдруг вспомнил про дону Окану. Вот и решайся,  подумал  он.  Начни

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.