Случайный афоризм
Писать - значит расшатывать смысл мира, ставить смысл мира под косвенный вопрос, на который писатель не дает последнего ответа. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

распустив пряжки перевязи, повалился в гостиной  на  диван  и  заснул  как
убитый.
     Его разбудили негодующие крики Уно и благодушный басистый рев:
     - Пошел, пошел, волчонок, отдавлю ухо!..
     - Да спят они, говорят вам!..
     - Брысь, не путайся под ногами!..
     - Не велено, говорят вам!
     Дверь распахнулась, и в гостиную ввалился огромный,  как  зверь  Пэх,
барон Пампа дон Бау, краснощекий, белозубый, с торчащими вперед  усами,  в
бархатном берете набекрень и в  роскошном  малиновом  плаще,  под  которым
тускло блестел медный панцирь. Следом волочился Уно, вцепившийся барону  в
правую штанину.
     - Барон! - воскликнул  Румата,  спуская  с  дивана  ноги.  -  Как  вы
очутились в городе, дружище? Уно, оставь барона в покое!
     - На редкость въедливый мальчишка, -  рокотал  барон,  приближаясь  с
распростертыми объятиями. - Из  него  выйдет  толк.  Сколько  вы  за  него
хотите? Впрочем, об этом потом... Дайте мне обнять вас!
     Они обнялись. От барона вкусно пахло пыльной дорогой, конским потом и
смешанным букетом разных вин.
     - Я вижу, вы тоже совершенно трезвы, мой друг, - с огорчением  сказал
он. - Впрочем, вы всегда трезвы. Счастливец!
     - Садитесь, мой друг, - сказал Румата. - Уно! Подай  нам  эсторского,
да побольше!
     Барон поднял огромную ладонь.
     - Ни капли!
     - Ни капли эсторского? Уно, не надо эсторского, принеси ируканского!
     - Не надо вообще вин! - с горечью сказал барон. - Я не пью.
     Румата сел.
     - Что случилось? - встревоженно спросил он. - Вы нездоровы?
     - Я здоров как бык. Но эти проклятые семейные сцены... Короче говоря,
я поссорился с баронессой - и вот я здесь.
     - Поссорились с баронессой?!  Вы?!  Полно,  барон,  что  за  странные
шутки!
     - Представьте себе. Я сам как в тумане. Сто двадцать  миль  проскакал
как в тумане!
     - Мой друг, - сказал Румата. - Мы сейчас же садимся на коней и скачем
в Бау.
     - Но моя лошадь еще не отдохнула! - возразил барон. - И потом, я хочу
наказать ее!
     - Кого?
     - Баронессу, черт подери! Мужчина я или нет  в  конце  концов?!  Она,
видите ли,  недовольна  Пампой  пьяным,  так  пусть  посмотрит,  каков  он
трезвый! Я лучше сгнию здесь от воды, чем вернусь в замок...


     Уно угрюмо сказал:
     - Скажите ему, чтобы ухи не крутил...
     - Па-шел, волчонок! - добродушно пророкотал барон. - Да принеси пива!
Я вспотел, и мне нужно возместить потерю жидкости.
     Барон возмещал потерю жидкости в течение получаса и слегка  осоловел.
В промежутках между глотками  он  поведал  Румате  свои  неприятности.  Он
несколько раз проклял "этих пропойц соседей, которые повадились  в  замок.
Приезжают с утра якобы на охоту, а потом охнуть не успеешь - уже все пьяны
и рубят мебель. Они разбредаются по всему замку,  везде  пачкают,  обижают
прислугу, калечат собак и подают  отвратительный  пример  юному  баронету.
Потом они разъезжаются по домам, а ты, пьяный до неподвижности,  остаешься
один на один с баронессой..."
     В конце своего повествования  барон  совершенно  расстроился  и  даже
потребовал было эсторского, но спохватился и сказал:
     - Румата, друг мой, пойдемте отсюда. У вас слишком богатые погреба!..

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.