Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

бешено работающую кисть. - Вы не поверите, дорогой Румата, но я  могу  вот
так три-четыре часа подряд - и нисколько не устану... Ах,  почему  она  не
видит меня сейчас?!
     - Я расскажу ей, - пообещал Румата.
     Барон вздохнул и опустил меч. Серые, согнувшись, кинулись мимо  него.
Барон проводил их взглядом.
     - Не знаю, не знаю... - нерешительно сказал он. - Как вы  думаете,  я
правильно сделал, что не проводил их пинками в зад?
     - Совершенно правильно, - заверил его Румата.
     - Ну что ж, - сказал барон, втискивая меч  в  ножны.  -  Раз  нам  не
удалось подраться,  то  уж  теперь-то  мы  имеем  право  слегка  выпить  и
закусить.
     Он стащил со стола за ноги серого лейтенанта, все еще  лежавшего  без
сознания, и зычным голосом гаркнул:
     - Эй, хозяюшка! Вина и еды!
     Подошли молодые аристократы и учтиво поздравили с победой.
     - Пустяки, пустяки, -  благодушно  сказал  барон.  -  Шесть  плюгавых
молодчиков, трусливых, как все лавочники. В "Золотой Подкове"  я  раскидал
их два десятка... Как удачно, - обратился он к Румате, - что тогда при мне
не было моего боевого меча! Я мог бы в забывчивости обнажить его.  И  хотя
"Золотая Подкова" не таверна, а всего лишь корчма...
     - Некоторые так и говорят, - сказал Румата. - "Не обнажай в корчме".
     Хозяйка принесла новые блюда с мясом  и  новые  кувшины  вина.  Барон
засучил рукава и принялся за работу.
     - Кстати, - сказал Румата. - Кто были те  три  пленника,  которых  вы
освободили в "Золотой Подкове"?
     - Освободил? - барон перестал жевать и уставился на Румату. - Но, мой
благородный друг, я, вероятно, недостаточно точно выразился! Я  никого  не
освобождал. Ведь они были арестованы, это государственное дело... С  какой
стати я бы стал их освобождать?  Какой-то  дон,  вероятно,  большой  трус,
старик книгочей и слуга... - Он пожал плечами.
     - Да, конечно, - грустно сказал Румата.
     Барон вдруг налился кровью и страшно выкатил глаза.
     - Что?! Опять?! - заревел он.
     Румата оглянулся.  В  дверях  стоял  дон  Рипат.  Барон  заворочался,
опрокидывая скамьи и роняя блюда. Дон Рипат значительно посмотрел в  глаза
Руматы и вышел.
     - Прошу прощенья, барон, -  сказал  Румата,  вставая.  -  Королевская
служба...
     - А... - разочарованно произнес барон. - Сочувствую... Ни за  что  не
пошел на службу!
     Дон Рипат ждал сразу за дверью.
     - Что нового? - спросил Румата.
     - Два часа назад, - деловито сообщил дон Рипат, - по приказу министра
охраны дона Рэбы я арестовал и препроводил в Веселую Башню дону Окану.
     - Так, - сказал Румата.
     - Час назад дона Окана умерла, не выдержав испытания огнем.
     - Так, - сказал Румата.
     - Официально ее обвинили в шпионаже. Но...  -  Дон  Рипат  замялся  и
опустил глаза. - Я думаю... Мне кажется...
     - Я понимаю, - сказал Румата.
     Дон Рипат поднял на него виноватые глаза.
     - Я был бессилен... - начал он.
     - Это не ваше дело, - хрипло сказал Румата. Глаза дона  Рипата  снова
стали оловянными. Румата кивнул ему и вернулся к столу.  Барон  доканчивал
блюдо с фаршированными каракатицами.
     - Эсторского!  -  сказал  Румата.  -  И  пусть  принесут  еще!  -  он
откашлялся. - Будем веселиться. Будем, черт побери, веселиться...



1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.