Случайный афоризм
В поэтическом произведении предпочтительнее вероятное невозможное, чем невероятное, хотя и возможное.
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1871 году родился(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

повториться.
     Чулки  были  натянуты.  Камердинеры,  повинуясь  мелодичному  приказу
министра  церемоний,   благоговейно,   кончиками   пальцев,   взялись   за
королевские туфли. Тут король, отпихнув  камердинеров  ногами,  так  резко
повернулся к дону Рэбе, что живот его,  похожий  на  туго  набитый  мешок,
перекатился на одно колено.
     - Мне надоели ваши покушения! - истерически завизжал он. - Покушения!
Покушения! Покушения!.. Ночью я хочу спать, а  не  сражаться  с  убийцами!
Почему нельзя сделать, чтобы они  покушались  днем?  Вы  дрянной  министр,
Рэба! Еще одна такая ночь, и я прикажу вас удавить! (Дон Рэба  поклонился,
прижимая руку к сердцу.) После покушений у меня болит голова!
     Он внезапно замолчал и тупо  уставился  на  свой  живот.  Момент  был
подходящий. Камердинеры замешкались. Прежде всего  следовало  обратить  на
себя внимание. Румата вырвал у камердинера правую туфлю,  опустился  перед
королем на колено и стал почтительно насаживать туфлю на жирную, обтянутую
шелком  ногу.  Такова   была   древнейшая   привилегия   рода   Руматы   -
собственноручно обувать правую  ногу  коронованных  особ  империи.  Король
мутно смотрел на него. В глазах его вспыхнул огонек интереса.
     - А, Румата! - сказал он. - Вы еще живы? А Рэба  обещал  мне  удавить
вас! - он захихикал. - Он дрянной министр, этот Рэба. Он только и  делает,
что обещает. Обещал искоренить крамолу, а крамола растет.  Каких-то  серых
мужланов  понапихал  во  дворец...  Я  болен,  а  он  всех   лейб-знахарей
поперевешал.
     Румата кончил надевать туфлю и, поклонившись, отступил на  два  шага.
Он поймал на себе внимательный взгляд дона Рэбы и  поспешил  придать  лицу
высокомерно-тупое выражение.
     - Я совсем больной, - продолжал король, - у меня же все болит. Я хочу
на покой. Я бы уже давно ушел на покой, так вы же все пропадете без  меня,
бараны...
     Ему надели вторую туфлю. Он встал и сейчас же охнул,  скривившись,  и
схватился за колено.
     - Где знахари? - завопил он горестно.  -  Где  мой  добрый  Тата?  Вы
повесили его, дурак!  А  мне  от  одного  его  голоса  становилось  легче!
Молчите, я сам знаю, что он отравитель! И плевать я на это хотел! Что  тут
такого,  что  он  отравитель?  Он  был  зна-а-аахарь!  Понимаете,  убийца?
Знахарь! Одного отравит, другого вылечит! А вы только травите! Лучше бы вы
сами повесились! (Дон Рэба поклонился, прижимая руку к сердцу, и остался в
таком положении.) Ведь всех же повесили! Остались одни ваши  шарлатаны!  И
попы, которые поят меня святой  водой  вместо  лекарства...  Кто  составит
микстуру? Кто разотрет мне ногу мазью?
     - Государь! - во весь голос сказал Румата, и ему показалось,  что  во
дворце все замерло. - Вам стоит приказать, и лучший лекарь  Империи  будет
во дворце через полчаса!
     Король оторопело уставился на него.  Риск  был  страшный.  Дону  Рэбе
стоило только мигнуть... Румата физически ощутил, сколько пристальных глаз
смотрят сейчас на него поверх оперения стрел, - он-то знал, зачем идут под
потолком спальни ряды круглых черных отдушин. Дон  Рэба  тоже  смотрел  на
него с выражением вежливого и благожелательного любопытства.
     - Что это значит? - брюзгливо осведомился король. -  Ну,  приказываю,
ну, где ваш лекарь?
     Румата весь напрягся. Ему казалось, что наконечники стрел  уже  колют
его лопатки.
     - Государь, - быстро сказал он, - прикажите дону Рэбе представить вам
знаменитого доктора Будаха!
     Видимо, дон Рэба все-таки растерялся. Главное было сказано, а  Румата
был жив. Король перекатил мутные глаза на министра охраны короны.
     - Государь, - продолжал Румата, теперь уже не торопясь  и  надлежащим
слогом. - Зная о ваших поистине невыносимых страданиях и памятуя  о  долге
моего  рода  перед  государями,   я   выписал   из   Ирукана   знаменитого
высокоученого лекаря доктора Будаха. К  сожалению,  однако,  путь  доктора

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.