Случайный афоризм
Назвать предмет - значит уничтожить три чверти поэтического шара, который дается временным отгадыванием; навеять - вот идеал. Малларме
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Будаха был прерван. Серые солдаты уважаемого дона Рэбы  захватили  его  на
прошлой неделе, и дальнейшая его судьба известна одному только дону  Рэбе.
Я полагаю, что лекарь где-то поблизости, скорее всего в Веселой Башне, и я
надеюсь, что странная неприязнь дона Рэбы  к  лекарям  еще  не  отразилась
роковым образом на судьбе доктора Будаха.
     Румата   замолчал,   сдерживая   дыхание.   Кажется,   все   обошлось
превосходно. Держись, дон Рэба! Он взглянул на  министра  -  и  похолодел.
Министр охраны короны нисколько не растерялся. Он кивал Румате с  ласковой
отеческой укоризной. Этого Румата никак  не  ожидал.  Да  он  в  восторге,
ошеломленно подумал Румата. Зато король вел себя, как ожидалось.
     - Мошенник! - заорал он. - Удавлю! Где  доктор?  Где  доктор,  я  вас
спрашиваю! Молчать! Я вас спрашиваю, где доктор?
     Дон Рэба выступил вперед, приятно улыбаясь.
     - Ваше величество, - сказал он, - вы  поистине  счастливый  государь,
ибо у вас так много верных подданных, что они порой мешают  друг  другу  в
стремлении услужит вам. (Король тупо смотрел на него.)  Не  скрою,  как  и
все, происходящее в вашей стране, был мне известен и  благородный  замысел
пылкого дона Руматы. Не скрою, что я выслал навстречу доктору Будаху наших
серых солдат - исключительно для того, чтобы уберечь  почтенного  пожилого
человека от случайностей дальней дороги. Не буду я скрывать и того, что не
торопился представить Будаха Ируканского вашему величеству...
     - Как же это вы осмелились? - укоризненно спросил король.
     - Ваше величество, дон Румата молод и столь же неискушен в  политике,
сколь многоопытен в благородной схватке. Ему и невдомек, на какую  низость
способен герцог Ируканский в своей бешеной злобе против вашего величества.
Но мы-то с вами это знаем, государь, не правда  ли?  (Король  покивал.)  И
поэтому   я   счел   необходимым   произвести   предварительно   небольшое
расследование. Я бы не  стал  торопиться,  но  если  вы,  ваше  величество
(низкий поклон  королю),  и  дон  Румата  (кивок  в  сторону  Руматы)  так
настаиваете, то сегодня же после  обеда  доктор  Будах,  ваше  величество,
предстанет перед вами, чтобы начать курс лечения.
     - А вы не дурак, дон Рэба, - сказал король, подумав. -  Расследование
это хорошо. Это никогда не мешает. Проклятый  ируканец...  -  Он  взвыл  и
снова схватился за колено. - Проклятая нога!  Так,  значит,  после  обеда?
Будем ждать.
     И король, опираясь на плечо министра  церемоний,  медленно  прошел  в
тронный зал  мимо  ошеломленного  Руматы.  Когда  он  погрузился  в  толпу
расступающихся придворных, дон Рэба приветливо улыбнулся Румате и спросил:
     - Сегодня ночью вы, кажется, дежурите при опочивальне  принца?  Я  не
ошибаюсь?
     Румата молча поклонился.


     Румата бесцельно брел по бесконечным коридорам  и  переходам  дворца,
темным, сырым, провонявшим аммиаком и  гнилью,  мимо  роскошных,  убранных
коврами комнат, мимо запыленных кабинетов с узкими  зарешеченными  окнами,
мимо кладовых, заваленных рухлядью с  ободранной  позолотой.  Людей  здесь
почти не было. Редкий придворный рисковал посещать этот лабиринт в тыльной
части  дворца,  где  королевские  апартаменты   незаметно   переходили   в
канцелярии министерства охраны короны. Здесь было легко  заблудиться.  Все
помнили случай, когда гвардейский патруль, обходивший дворец по периметру,
был напуган истошными воплями человека, тянувшего к  нему  сквозь  решетку
амбразуры  исцарапанные  руки.  "Спасите  меня!  -  кричал  человек.  -  Я
камер-юнкер! Я не знаю, как выбраться! Я два дня ничего  не  ел!  Возьмите
меня отсюда!" (Десять дней между министром финансов и министром двора  шла
оживленная переписка, после чего решено было все-таки выломать решетку,  и
на протяжении этих десяти дней несчастного камер-юнкера  кормили,  подавая
ему мясо и хлеб на кончике пики.) Кроме того, здесь  было  небезопасно.  В
тесных коридорах  сталкивались  подвыпившие  гвардейцы,  охранявшие  особу
короля,  и  подвыпившие  штурмовики,  охранявшие  министерство.   Резались

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.