Случайный афоризм
Книга так захватила его, что он захватил книгу. (Эмиль Кроткий)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

отчаянно, а удовлетворившись, расходились, унося  раненых.  Наконец  здесь
бродили и убиенные. За два века их накопилось во дворце порядочно.
     Из  глубокой  ниши  в  стене  выступил  штурмовик-часовой  с  топором
наготове.
     - Не велено, - мрачно объявил он.
     - Что ты понимаешь, дурак!  -  небрежно  сказал  Румата,  отводя  его
рукой.
     Он слышал, как штурмовик нерешительно топчется сзади, и вдруг  поймал
себя на мысли  о  том,  что  оскорбительные  словечки  и  небрежные  жесты
получаются у него рефлекторно, что он уже не играет высокородного хама,  а
в значительной степени стал им. Он представил себя таким на Земле,  и  ему
стало мерзко и  стыдно.  Почему?  Что  со  мной  произошло?  Куда  исчезло
воспитание и взлелеянное с детства уважение и доверие к себе  подобным,  к
человеку, к замечательному существу, называемому "человек"? А ведь мне уже
ничто не поможет, подумал он с ужасом. Ведь я же их по-настоящему ненавижу
и презираю... Не жалею, нет - ненавижу и презираю. Я могу  сколько  угодно
оправдывать тупость  и  зверство  этого  парня,  мимо  которого  я  сейчас
проскочил, социальные условия, жуткое воспитание, все, что  угодно,  но  я
теперь отчетливо вижу, что это мой враг, враг всего,  что  я  люблю,  враг
моих друзей, враг того, что я считаю самым святым. И  ненавижу  я  его  не
теоретически, не как "типичного представителя",  а  его  самого,  его  как
личность. Ненавижу его слюнявую морду, вонь его немытого тела, его  слепую
веру, его злобу ко всему, что выходит за  пределы  половых  отправлений  и
выпивки. Вот он топчется,  этот  недоросль,  которого  еще  полгода  назад
толстопузый папаша порол, тщась приспособить к торговле  лежалой  мукой  и
засахарившимся вареньем, сопит,  стоеросовая  дубина,  мучительно  пытаясь
вспомнить  параграфы  скверно  вызубренного  устава,  и  никак  не   может
сообразить, нужно ли рубить благородного дона топором, орать ли  "караул!"
или просто махнуть рукой - все равно никто не узнает. И он махнет  на  все
рукой, вернется в свою нишу, сунет в пасть ком жевательной  коры  и  будет
чавкать, пуская слюни и причмокивая. И ничего на свете он не хочет  знать,
и ни о чем на свете он не хочет думать. Думать! А чем лучше орел  наш  дон
Рэба? Да, конечно, его психология запутанней и рефлексы сложней, но  мысли
его подобны  вот  этим  пропахшим  аммиаком  и  преступлениями  лабиринтам
дворца, и он совершенно уже невыносимо  гнусен  -  страшный  преступник  и
бессовестный паук. Я пришел сюда  любить  людей,  помочь  им  разогнуться,
увидеть небо. Нет, я плохой разведчик, подумал он с раскаянием.  Я  никуда
не годный историк. И когда это я успел провалиться в  трясину,  о  которой
говорил дон Кондор? Разве бог имеет право на какое-нибудь  чувство,  кроме
жалости?
     Позади раздалось торопливое бух-бух-бух сапогами по коридору.  Румата
повернулся и опустил руки крест-накрест на рукоятки мечей.  К  нему  бежал
дон Рипат, придерживая на боку клинок.
     - Дон Румата!.. Дон  Румата!..  -  закричал  он  еще  издали  хриплым
шепотом.
     Румата  оставил  мечи.  Подбежав  к  нему,  дон  Рипат  огляделся   и
проговорил едва слышно на ухо:
     - Я вас ищу уже целый час. Во дворце  Вага  Колесо!  Разговаривает  с
доном Рэбой в лиловых покоях.
     Румата даже зажмурился на секунду.  Затем,  осторожно  отстранившись,
сказал с вежливым удивлением:
     - Вы имеете в виду знаменитого разбойника? Но ведь он не  то  казнен,
не то вообще выдуман.
     Лейтенант облизнул сухие губы.
     - Он существует. Он во дворце... Я думал, вам будет интересно.
     - Милейший дон Рипат, - внушительно сказал Румата, - меня  интересуют
слухи.  Сплетни.  Анекдоты...  Жизнь  так  скучна...  Вы  меня,  очевидно,
неправильно понимаете... (Лейтенант смотрел на  него  безумными  глазами.)
Посудите сами -  какое  мне  дело  до  нечистоплотных  связей  дона  Рэбы,
которого, впрочем, я слишком  уважаю,  чтобы  как-то  судить?..  И  потом,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.