Случайный афоризм
Все поэты – безумцы. Роберт Бертон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

простите, я спешу... Меня ждет дама.
     Дон Рипат снова облизнул  губы,  неловко  поклонился  и  боком  пошел
прочь. Румату вдруг осенила счастливая мысль.
     - Кстати, мой друг, - приветливо окликнул он. - Как  вам  понравилась
небольшая интрига, которую мы провели сегодня утром с доном Рэбой?
     Дон Рипат с готовностью остановился.
     - Мы очень удовлетворены, - сказал он.
     - Не правда ли, это было очень мило?
     - Это было великолепно! Серое офицерство очень радо, что вы, наконец,
открыто приняли нашу сторону. Такой умный человек, как вы, дон  Румата,  и
якшаетесь с баронами, с благородными выродками...
     - Мой дорогой Рипат!  -  высокомерно  сказал  Румата,  поворачиваясь,
чтобы идти. - Вы забываете, что с  высоты  моего  происхождения  не  видно
никакой разницы даже между королем и вами. До свидания.
     Он широко зашагал по  коридорам,  уверенно  сворачивая  в  поперечные
проходы  и  молча  отстраняя  часовых.  Он  плохо  представлял  себе,  что
собирается сделать, но он понимал, что это удивительная, редкостная удача.
Он должен слышать разговор между двумя пауками. Недаром дон Рэба обещал за
живого Вагу в четырнадцать раз больше чем за Вагу мертвого...
     Из-за лиловых портьер ему навстречу выступили два серых лейтенанта  с
клинками наголо.
     - Здравствуйте, друзья, - сказал  дон  Румата,  останавливаясь  между
ними. - Министр у себя?
     - Министр занят, дон Румата, - сказал один из лейтенантов.
     - Я подожду, - сказал Румата и прошел под портьеры.
     Здесь было непроглядно темно. Румата ощупью пробирался среди  кресел,
столов и чугунных подставок для светильников. Несколько раз  он  явственно
слышал чье-то сопение над ухом,  и  его  обдавало  густым  чесночно-пивным
духом. Потом он увидел слабую полоску света, расслышал  знакомый  гнусавый
тенорок почтенного Ваги и  остановился.  В  ту  же  секунду  острие  копья
осторожно уперлось  ему  между  лопатками.  "Тише,  болван,  -  сказал  он
раздраженно, но негромко. - Это я, дон Румата". Копье отодвинулось. Румата
подтащил кресло к полоске света, сел, вытянув ноги, и  зевнул  так,  чтобы
было слышно. Затем он стал смотреть.
     Пауки встретились. Дон Рэба сидел в напряженной позе,  положив  локти
на стол и сплетя пальцы. Справа  от  него  лежал  на  куче  бумаг  тяжелый
метательный нож с деревянной рукоятью. На  лице  министра  была  приятная,
хотя и несколько оцепенелая улыбка. Почтенный Вага сидел на софе спиной  к
Румате.  Он  был  похож  на  старого  чудаковатого  вельможу,   проведшего
последние тридцать лет безвыездно в своем загородном дворце.
     - Выстребаны обстряхнутся, -  говорил  он,  -  и  дутой  чернушенькой
объятно хлюпнут по маргазам. Это уже двадцать длинных хохарей. Марко  было
бы тукнуть по пестрякам.  Да  хохари  облыго  ружуют.  На  том  и  покалим
сростень. Это наш примар...
     Дон Рэба пощупал бритый подбородок.
     - Студно туково, - задумчиво сказал он.
     Вага пожал плечами.
     - Таков наш примар. С нами габузиться для вашего оглода  не  сростно.
По габарям?
     - По габарям, - решительно сказал министр охраны короны.
     - И пей круг, - произнес Вага, поднимаясь.
     Румата, оторопело слушавший эту галиматью,  обнаружил  на  лице  Ваги
пушистые усы и острую седую бородку. Настоящий придворный времен  прошлого
регентства.
     - Приятно было побеседовать, - сказал Вага.
     Дон Рэба тоже встал.
     - Беседа с вами доставила мне огромное удовольствие, - сказал он. - Я
впервые вижу такого смелого человека, как вы, почтенный...
     - Я тоже, - скучным голосом сказал Вага. - Я тоже поражаюсь и горжусь
смелостью первого министра нашего королевства.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.