Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:



                                    6

     На дежурство у опочивальни принца заступали в полночь, и Румата решил
зайти домой, чтобы посмотреть, все ли в порядке, и  переодеться.  Вечерний
город поразил его. Улицы были погружены в гробовую тишину, кабаки закрыты.
На перекрестках стояли, позвякивая железом, группы штурмовиков с  факелами
в руках. Они молчали и  словно  ждали  чего-то.  Несколько  раз  к  Румате
подходили, вглядывались и, узнав, так же молча  давали  дорогу.  Когда  до
дому оставалось шагов пятьдесят, за  ним  увязалась  кучка  подозрительных
личностей. Румата  остановился,  погремел  ножнами  о  ножны,  и  личности
отстали, но сейчас же  в  темноте  заскрипел  заряжаемый  арбалет.  Румата
поспешно пошел дальше, прижимаясь к стенам, нашарил дверь, повернул ключ в
замке, все время чувствуя свою незащищенную спину, и с облегченным вздохом
вскочил в прихожую.
     В прихожей собрались все слуги, вооруженные кто чем.  Оказалось,  что
дверь уже несколько раз пробовали. Румате это не понравилось.  "Может,  не
ходить? - подумал он. - Черт с ним, с принцем".
     - Где барон Пампа? - спросил он.
     Уно, до крайности возбужденный, с арбалетом на  плече,  ответил,  что
"барон проснулись еще в полдень, выпили в доме весь рассол  и  опять  ушли
веселиться". Затем, понизив голос, он сообщил, что Кира сильно беспокоится
и уже не раз спрашивала о хозяине.
     - Ладно, - сказал Румата и приказал слугам построиться.
     Слуг было шестеро, не считая кухарки, - народ все тертый, привычный к
уличным  потасовкам.  С  серыми  они,  конечно,  связываться  не   станут,
испугаются гнева всесильного министра, но против оборванцев  ночной  армии
устоять смогут, тем более что разбойнички в эту ночь будут  искать  добычу
легкую. Два арбалета, четыре  секиры,  тяжелые  мясницкие  ножи,  железные
шапки, двери добротные, окованы по  обычаю  железом...  Или,  может  быть,
все-таки не ходить?
     Румата поднялся наверх и прошел на  цыпочках  в  комнату  Киры.  Кира
спала одетая, свернувшись калачиком на нераскрытой постели. Румата постоял
над нею со светильником. Идти или не идти?  Ужасно  не  хочется  идти.  Он
накрыл ее пледом, поцеловал в щеку и вернулся в кабинет. Надо идти. Что бы
там ни происходило, разведчику надлежит быть в центре событий. И историкам
польза. Он усмехнулся, снял с головы обруч, тщательно протер мягкой замшей
объектив и вновь надел обруч. Потом позвал Уно и  велел  принести  военный
костюм и начищенную медную каску. Под камзол,  прямо  на  майку,  натянул,
ежась от холода, металлопластовую рубашку,  выполненную  в  виде  кольчуги
(здешние кольчуги неплохо защищали от меча и кинжала, но арбалетная стрела
пробивала их насквозь). Затягивая форменный пояс с металлическими бляхами,
сказал Уно:
     - Слушай меня, малыш. Тебе я доверяю больше всех.  Что  бы  здесь  ни
случилось, Кира должна остаться живой  и  невредимой.  Пусть  сгорит  дом,
пусть все деньги разграбят, но Киру ты мне сохрани. Уведи  по  крышам,  по
подвалам, как хочешь, но сохрани. Понял?
     - Понял, - сказал Уно. - Не уходить бы вам сегодня...
     - Ты слушай. Если я через три дня не вернусь, бери Киру и вези  ее  в
сайву, в Икающий лес. Знаешь, где это? Так вот,  в  Икающем  лесу  найдешь
Пьяную Берлогу, изба такая, стоит недалеко от дороги. Спросишь -  покажут.
Только смотри, у кого  спрашивать.  Там  будет  человек,  зовут  его  отец
Кабани. Расскажешь ему все. Понял?
     - Понял. А только лучше вам не уходить...
     - Рад бы. Не могу: служба... Ну, смотри.
     Он легонько щелкнул мальчишку в  нос  и  улыбнулся  в  ответ  на  его
неумелую улыбку. Внизу он произнес короткую ободряющую речь перед слугами,
вышел за дверь и снова очутился в темноте. За его спиной загремели засовы.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.