Случайный афоризм
Поэты - единственные настоящие любовники женщин. Марина Цветаева
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

его и завернули руки за спину.
     - Ой-ей-ей-ей!.. - завопил брат Аба. Толстое лицо его  исказилось  от
боли.
     - Скорее, скорее, не задерживайтесь! - брезгливо сказал дон Рэба.
     Толстяк бешено упирался, пока его тащили за  портьеры.  Слышно  было,
как он кричит и взвизгивает, затем он вдруг  заорал  жутким,  неузнаваемым
голосом и сразу затих. Дон Рэба встал и осторожно разрядил арбалет. Румата
ошарашенно следил за ним.
     Дон  Рэба  прохаживался  по  комнате,   задумчиво   почесывая   спину
арбалетной  стрелой.  "Хорошо,  хорошо,  -  бормотал  он  почти  нежно.  -
Прелестно!.." Он словно забыл про Румату. Шаги  его  все  убыстрялись,  он
помахивал на ходу стрелой, как дирижерской палочкой. Потом он вдруг  резко
остановился за столом, отшвырнул стрелу, осторожно сел и сказал,  улыбаясь
во все лицо:
     - Как я их, а?.. Никто и не пикнул!.. У вас, я думаю, так не могут...
     Румата молчал.
     - Да-а... - протянул дон Рэба мечтательно. -  Хорошо!  Ну  что  ж,  а
теперь поговорим, дон Румата... А может быть, не Румата?.. И, может  быть,
даже и не дон? А?..
     Румата  промолчал,  с  интересом  его  разглядывая.  Бледненький,   с
красными жилками на носу, весь трясется от возбуждения, так и хочется  ему
закричать, хлопая в ладоши: "А я знаю! А я знаю!"  А  ведь  ничего  ты  не
знаешь, сукин сын. А узнаешь, так не поверишь. Ну, говори, я слушаю.
     - Я вас слушаю, - сказал он.
     - Вы не дон Румата, - объявил дон Рэба. - Вы самозванец. - Он  строго
смотрел на Румату. - Румата Эсторский  умер  пять  лет  назад  и  лежит  в
фамильном склепе своего рода. И святые  давно  упокоили  его  мятежную  и,
прямо скажем, не очень чистую душу. Вы  как,  сами  признаетесь,  или  вам
помочь?
     - Сам признаюсь, - сказал Румата. - Меня зовут Румата Эсторский, и  я
не привык, чтобы в моих словах сомневались.
     Попробую-ка я тебя немножко рассердить, подумал он. Бок болит,  а  то
бы я тебя поводил за салом.
     - Я вижу, что нам придется продолжать  разговор  в  другом  месте,  -
зловеще сказал дон Рэба.
     С лицом  его  происходили  удивительные  перемены.  Исчезла  приятная
улыбка, губы сжались в прямую линию. Странно и жутковато задвигалась  кожа
на лбу. Да, подумал Румата, такого можно испугаться.
     - У вас правда геморрой? - участливо спросил он.
     В глазах у дона Рэбы что-то мигнуло, но выражения лица он не изменил.
Он сделал вид, что не расслышал.
     - Вы плохо использовали Будаха,  -  сказал  Румата.  -  Это  отличный
специалист. Был... - добавил он значительно.
     В выцветших глазах  что-то  мигнуло.  Ага,  подумал  Румата,  а  ведь
Будах-то еще жив... Он уселся поудобнее и обхватил руками колено.
     - Итак, вы отказываетесь признаться, - произнес дон Рэба.
     - В чем?
     - В том, что вы самозванец.
     - Почтенный  Рэба,  -  сказал  Румата  наставительно,  -  такие  вещи
доказывают. Ведь вы меня оскорбляете!
     На лице дона Рэбы появилась приторность.
     - Мой дорогой дон Румата, -  сказал  он.  -  Простите,  пока  я  буду
называть вас этим  именем.  Так  вот,  обыкновенно  я  никогда  ничего  не
доказываю. Доказывают там, в Веселой Башне. Для этого я  содержу  опытных,
хорошо оплачиваемых специалистов, которые  с  помощью  мясокрутки  святого
Мики, поножей господа бога,  перчаток  великомученицы  Паты  или,  скажем,
сиденья... э-э-э... виноват, кресла Тоца-воителя могут доказать  все,  что
угодно. Что бог есть и бога нет. Что люди ходят на руках и люди  ходят  на
боках. Вы понимаете меня? Вам, может быть, неизвестно, но существует целая
наука о добывании доказательств. Посудите сами: зачем мне  доказывать  то,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.