Случайный афоризм
Для нас, писателей, ругань ничего не значит, мы живем для того, чтобы о нас кричали; одно только молчание нас губит. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

что я и сам знаю? И потом ведь признание вам ничем не грозит...
     - Мне не грозит, - сказал Румата. - Оно грозит вам.
     Некоторое время дон Рэба размышлял.
     - Хорошо, - сказал  он.  -  Видимо,  начать  придется  все-таки  мне.
Давайте посмотрим, в чем замечен дон Румата Эсторский за  пять  лет  своей
загробной жизни в Арканарском королевстве. А вы потом объясните мне  смысл
всего этого. Согласны?
     - Мне бы не хотелось давать опрометчивых обещаний, - сказал Румата, -
но я с интересом вас выслушаю.
     Дон Рэба, покопавшись в письменном столе, вытащил  квадратик  плотной
бумаги и, подняв брови, просмотрел его.
     - Да будет вам известно, - начал он, приветливо улыбаясь, - да  будет
вам  известно,  что  мною,  министром  охраны  арканарской  короны,   были
предприняты некоторые действия против так называемых книгочеев,  ученых  и
прочих бесполезных и вредных для государства людей.  Эти  акции  встретили
некое странное противодействие. В то время как весь народ в едином порыве,
храня верность королю, а также  арканарским  традициям,  всячески  помогал
мне:   выдавал   укрывшихся,   расправлялся   самосудно,    указывал    на
подозрительных, ускользнувших от моего  внимания,  -  в  это  самое  время
кто-то неведомый, но весьма энергичный выхватывал  у  нас  из-под  носа  и
переправлял  за  пределы  королевства  самых  важных,  самых   отпетых   и
отвратительных преступников. Так ускользнули от  нас:  безбожный  астролог
Багир Киссэнский; преступный алхимик Синда,  связанный,  как  доказано,  с
нечистой силой и с ируканскими властями; мерзкий памфлетист  и  нарушитель
спокойствия Цурэн и ряд иных рангом поменьше. Куда-то скрылся  сумасшедший
колдун и механик Кабани. Кем-то была затрачена уйма золота, чтобы помешать
свершиться гневу народному в отношении богомерзких шпионов и  отравителей,
бывших лейб-знахарей его величества. Кто-то  при  поистине  фантастических
обстоятельствах,  заставляющих   опять-таки   вспомнить   о   враге   рода
человеческого, освободил из-под  стражи  чудовище  разврата  и  растлителя
народных душ, атамана крестьянского бунта Арату Горбатого...  -  Дон  Рэба
остановился и, двигая кожей  на  лбу,  значительно  посмотрел  на  Румату.
Румата, подняв глаза к потолку, мечтательно улыбался. Арату  Горбатого  он
похитил, прилетев  за  ним  на  вертолете.  На  стражников  это  произвело
громадное впечатление. На Арату, впрочем,  тоже.  А  все-таки  я  молодец,
подумал он. Хорошо поработал.
     - Да будет вам известно, - продолжал дон Рэба, - что указанный атаман
Арата в  настоящее  время  гуляет  во  главе  взбунтовавшихся  холопов  по
восточным областям метрополии, обильно проливая  благородную  кровь  и  не
испытывая недостатка ни в деньгах, ни в оружии.
     - Верю, - сказал Румата. - Он сразу показался мне  очень  решительным
человеком.
     - Итак, вы признаетесь? - сейчас же сказал дон Рэба.
     - В чем? - удивился Румата.
     Некоторое время они смотрели друг другу в глаза.
     - Я продолжаю, - сказал дон Рэба. - За спасение этих растлителей  душ
вы, дон Румата, по моим скромным и неполным подсчетам, потратили не  менее
трех пудов золота. Я не говорю о том, что при этом  вы  навеки  осквернили
себя общением с нечистой силой. Я не говорю также и  о  том,  что  за  все
время пребывания в пределах Арканарского королевства  вы  не  получили  из
своих эсторских владений даже медного гроша, да и  с  какой  стати?  Зачем
снабжать деньгами покойника, хотя бы даже и родного? Но ваше золото!
     Он открыл шкатулку, погребенную под бумагами на столе,  и  извлек  из
нее горсть золотых монет с профилем Пица Шестого.
     - Одного этого золота достаточно было бы для того, чтобы сжечь вас на
костре! - завопил он. - Это дьявольское золото!  Человеческие  руки  не  в
силах изготовить металл такой чистоты!
     Он сверлил Румату взглядом. Да, великодушно подумал  Румата,  это  он
молодец. Этого мы, пожалуй, недодумали. И, пожалуй, он первый заметил. Это
надо учесть... Рэба вдруг снова погас. В голосе его  зазвучали  участливые

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.