Случайный афоризм
В истинном писательском призвании совершенно нет тех качеств, какие ему приписывают дешевые скептики, - ни ложного пафоса, ни напыщенного сознания писателем своей исключительной роли. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

тебя, как пиявку!
     Он вдруг  повернулся  и  рванул  гобелен,  висевший  за  его  спиной.
Открылось широкое окно.
     - Смотри!
     Румата подошел к окну. Оно выходило на  площадь  перед  дворцом.  Уже
занималась заря.  В  серое  небо  поднимались  дымы  пожаров.  На  площади
валялись трупы. А в центре ее чернел ровный  неподвижный  квадрат.  Румата
вгляделся. Это были всадники, стоящие в неправдоподобно  точном  строю,  в
длинных черных плащах, в черных  клобуках,  скрывающих  глаза,  с  черными
треугольными щитами на левой руке и с длинными пиками в правой.
     - Пр-рошу! - сказал дон Рэба лязгающим голосом.  Он  весь  трясся.  -
Смиренные дети господа нашего, конница Святого Ордена. Высадились  сегодня
ночью  в  Арканарском  порту  для  подавления  варварского  бунта   ночных
оборванцев Ваги Колеса вкупе  с  возомнившими  о  себе  лавочниками!  Бунт
подавлен. Святой Орден  владеет  городом  и  страной,  отныне  Арканарской
областью Ордена...
     Румата невольно почесал в затылке. Вот это да, подумал  он.  Так  вот
для кого мостили дорогу несчастные лавочники. Вот это провокация! Дон Рэба
торжествующе скалил зубы.
     - Мы еще не знакомы, - тем  же  лязгающим  голосом  продолжал  он.  -
Позвольте представиться: наместник Святого Ордена в  Арканарской  области,
епископ и боевой магистр раб божий Рэба!
     А ведь можно было догадаться,  думал  Румата.  Там,  где  торжествует
серость к власти всегда приходят черные.  Эх,  историки,  хвостом  вас  по
голове... Но он заложил руки за спину и покачался с носков на пятку.
     - Сейчас я устал, - сказал он брезгливо.  -  Я  хочу  спать.  Я  хочу
помыться в горячей воде и смыть с себя кровь и  слюни  ваших  головорезов.
Завтра... точнее, сегодня... скажем, через час после восхода,  я  зайду  в
вашу канцелярию. Приказ на освобождение Будаха должен быть готов  к  этому
времени.
     - Их двадцать тысяч! - крикнул дон Рэба, указывая рукой в окно.
     Румата поморщился.
     - Немного тише, пожалуйста, - сказал  он.  -  И  запомните,  Рэба:  я
отлично знаю, что никакой вы не епископ. Я вижу вас  насквозь.  Вы  просто
грязный предатель и неумелый дешевый интриган... - Дон Рэба облизнул губы,
глаза его  остекленели.  Румата  продолжал:  -  Я  беспощаден.  За  каждую
подлость по отношению ко мне или к моим друзьям вы ответите головой. Я вас
ненавижу, учтите это. Я согласен вас терпеть, но  вам  придется  научиться
вовремя убираться с моей дороги. Вы поняли меня?
     Дон Рэба торопливо сказал, просительно улыбаясь:
     - Я хочу одного. Я хочу, чтобы вы были при мне, дон Румата. Я не могу
вас убить. Не знаю, почему, но не могу.
     - Боитесь, - сказал Румата.
     - Ну и боюсь, - согласился дон Рэба. - Может быть, вы  дьявол.  Может
быть, сын бога. Кто вас знает? А может быть, вы человек из  могущественных
заморских стран: говорят, есть такие... Я  даже  не  пытаюсь  заглянуть  в
пропасть, которая вас извергла. У меня кружится голова, и я чувствую,  что
впадаю в ересь. Но я тоже могу убить вас. В любую минуту. Сейчас.  Завтра.
Вчера. Это вы понимаете?
     - Это меня не интересует, - сказал Румата.
     - А что же? Что вас интересует?
     - А меня ничто не интересует, - сказал Румата. - Я развлекаюсь. Я  не
дьявол и не бог, я кавалер Румата Эсторский, веселый благородный дворянин,
обремененный капризами и предрассудками и  привыкший  к  свободе  во  всех
отношениях. Запомнили?
     Дон Рэба уже пришел в себя. Он утерся платочком и приятно улыбнулся.
     - Я ценю ваше упорство, -  сказал  он.  -  В  конце  концов  вы  тоже
стремитесь к каким-то идеалам. И я уважаю эти идеалы, хотя  и  не  понимаю
их. Я очень рад, что мы объяснились. Возможно,  вы  когда-нибудь  изложите
мне свои взгляды,  и  совершенно  не  исключено,  что  вы  заставите  меня

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.