Случайный афоризм
Сила магнита передается от железа к железу подобно тому, как вдохновение музы передается через поэта чтецу и слушателю. Платон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

капюшоны они откинули и подставили солнцу плохо  выбритые  головы.  Увидев
его, они встали. "Во имя господа", - сказали они  хором.  "Именем  его,  -
отозвался Румата. - Что вам здесь надо?" Монахи поклонились,  сложив  руки
на животе. "Вы пришли, и мы уходим", -  сказал  один.  Они  спустились  со
ступенек и неторопливо побрели прочь, ссутулившись и сунув руки в  рукава.
Румата поглядел им вслед и вспомнил, что тысячи раз он видел на улицах эти
смиренные фигуры в долгополых черных рясах. Только раньше не волочились за
ними в пыли ножны тяжеленных мечей.  Проморгали,  ах,  как  проморгали!  -
подумал  он.  Какое  это  было  развлечение  для   благородных   донов   -
пристроиться к одиноко бредущему монаху и рассказывать  друг  другу  через
его голову пикантные истории.  А  я,  дурак,  притворяясь  пьяным,  плелся
позади, хохотал во все горло и так радовался, что Империя не поражена хоть
религиозным фанатизмом... А что можно было сделать? Да, _ч_т_о  _м_о_ж_н_о
б_ы_л_о_ с_д_е_л_а_т_ь?
     - Кто там? - спросил дребезжащий голос.
     - Открой, Муга, это я, - сказал Румата негромко.
     Загремели  засовы,  дверь  приоткрылась,  и  Румата   протиснулся   в
прихожую. Здесь все  было,  как  обычно,  и  Румата  облегченно  вздохнул.
Старый, седой Муга, тряся головой, с привычной  почтительностью  потянулся
за каской и мечами.
     - Что Кира? - спросил Румата.
     - Кира наверху, - сказал Муга. - Она здорова.
     - Отлично, - сказал Румата, вылезая из перевязей с мечами.  -  А  где
Уно? Почему он не встречает меня?
     Муга принял меч.
     - Уно убит, - сказал он спокойно. - Лежит в людской.
     Румата закрыл глаза.
     - Уно убит... - повторил он. - Кто его убил?
     Не дождавшись ответа,  он  пошел  в  людскую.  Уно  лежал  на  столе,
накрытый до пояса простыней, руки его были сложены на груди, глаза  широко
открыты, рот сведен гримасой. Понурые слуги стояли вокруг стола и слушали,
как бормочет монах в углу. Всхлипывала кухарка. Румата, не спуская глаз  с
лица мальчика, стал отстегивать непослушными пальцами воротник камзола.
     - Сволочи... - сказал он. - Какие все сволочи!..
     Он качнулся, подошел к столу, всмотрелся в мертвые  глаза,  приподнял
простыню и сейчас же снова опустил ее.
     - Да, поздно, - сказал он. - Поздно... Безнадежно... Ах, сволочи! Кто
его убил? Монахи?
     Он повернулся к монаху, рывком поднял его и нагнулся над его лицом.
     - Кто убил? - сказал он. - Ваши? Говори!
     - Это не монахи, - тихо сказал  за  его  спиной  Муга.  -  Это  серые
солдаты...
     Румата еще некоторое время вглядывался в худое  лицо  монаха,  в  его
медленно расширяющиеся зрачки.  "Во  имя  господа..."  -  просипел  монах.
Румата отпустил его, сел на скамью в ногах  Уно  и  заплакал.  Он  плакал,
закрыв лицо ладонями, и слушал дребезжащий равнодушный  голос  Муги.  Муга
рассказывал, как после второй стражи в дверь постучали именем короля и Уно
кричал, чтобы не открывали, но открыть все-таки пришлось, потому что серые
грозились поджечь дом. Они ворвались в прихожую, избили и повязали слуг, а
затем полезли по лестнице наверх. Уно, стоявший у дверей  в  покои,  начал
стрелять из арбалетов. У него было два арбалета,  и  он  успел  выстрелить
дважды, но один раз промахнулся. Серые  метнули  ножи,  и  Уно  упал.  Они
стащили его вниз и стали топтать ногами и бить  топорами,  но  тут  в  дом
вошли черные монахи. Они зарубили двух  серых,  а  остальных  обезоружили,
накинули им петли на шеи и выволокли на улицу.
     Голос Муги умолк, но Румата еще долго сидел, опершись локтями на стол
в ногах у Уно. Потом он тяжело поднялся, стер рукавом слезы, застрявшие  в
двухдневной  щетине,  поцеловал  мальчика  в  ледяной  лоб  и,  с   трудом
переставляя ноги, побрел наверх.
     Он был полумертв от усталости и потрясения. Кое-как вскарабкавшись по

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.