Случайный афоризм
Настоящий писатель, каким мы его мыслим, всегда во власти своего времени, он его слуга, его крепостной, его последний раб. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

нет. Правит дон Рэба, епископ Святого Ордена. Так что сиди тихо.
     После каждого слова кузнец  торопливо  кивал,  глаза  его  наливались
тоской и отчаянием.
     - Орден, значит... - пробормотал он. - Ах, холера... Прошу  прощения,
благородный дон. Орден, стало быть... Это что же, серые или как?
     - Да нет, - сказал Румата, с любопытством его разглядывая.  -  Серых,
пожалуй, перебили. Это монахи.
     - Ух ты! - сказал кузнец. - И серых,  значит,  тоже...  Ну  и  Орден!
Серых перебили - это, само собой, хорошо. Но вот насчет  нас,  благородный
дон, как вы полагаете? Приспособимся, а? Под Орденом-то, а?
     -  Отчего  же?  -  сказал  Румата.  -  Ордену  тоже  пить-есть  надо.
Приспособитесь.
     Кузнец оживился.
     - И я так полагаю, что приспособимся. Я полагаю, главное - никого  не
трогай, и тебя не тронут, а?
     Румата покачал головой.
     - Ну нет, - сказал он. - Кто не трогает, тех больше всего и режут.
     - И то верно, - вздохнул кузнец. - Да только  куда  денешься...  Один
ведь, как перст, да восемь сопляков за штаны держатся. Эх,  мать  честная,
хоть бы моего мастера прирезали!  Он  у  серых  в  офицерах  был.  Как  вы
полагаете, благородный дон,  могли  его  прирезать?  Я  ему  пять  золотых
задолжал.
     - Не знаю, - сказал Румата. - Возможно, и прирезали. Ты лучше  вот  о
чем подумай, кузнец. Ты один, как перст, да таких  перстов  вас  в  городе
тысяч десять.
     - Ну? - сказал кузнец.
     - Вот и думай, - сердито сказал Румата и пошел дальше.
     Черта с два он чего-нибудь надумает. Рано ему еще думать. А  казалось
бы, чего проще: десять тысяч таких молотобойцев, да в ярости, кого  хочешь
раздавят в лепешку. Но ярости-то у них как раз еще нет. Один страх. Каждый
за себя, один бог за всех.
     Кусты бузины на окраине квартала вдруг  зашевелились,  и  в  переулок
вполз дон Тамэо. Увидев Румату, он вскрикнул от радости, вскочил и, сильно
пошатнувшись, двинулся навстречу, простирая  к  нему  измазанные  в  земле
руки.
     - Мой благородный дон! - вскричал он. - Как я рад! Я вижу, вы тоже  в
канцелярию?
     - Разумеется, мой благородный дон, - ответил Румата, ловко  уклоняясь
от объятий.
     - Разрешите присоединиться к вам, благородный дон?
     - Сочту за честь, благородный дон.
     Они  раскланялись.  Очевидно  было,  что  дон  Тамэо  как  начал   со
вчерашнего дня, так по  сю  пору  остановиться  не  может.  Он  извлек  из
широчайших желтых штанов стеклянную флягу тонкой работы.
     - Не желаете ли, благородный дон? - учтиво предложил он.
     - Благодарствуйте, - сказал Румата.
     - Ром! - заявил дон Тамэо. - Настоящий ром из метрополии. Я  заплатил
за него золотой.
     Они спустились к свалке и, зажимая  носы,  пошли  шагать  через  кучи
отбросов, трупы собак и зловонные лужи, кишащие белыми червями. В утреннем
воздухе стоял непрерывный гул мириад изумрудных мух.
     - Вот странно, - сказал дон Тамэо, закрывая флягу, - я здесь  никогда
раньше не был.
     Румата промолчал.
     - Дон Рэба всегда восхищал меня, - сказал дон Тамэо. - Я был убежден,
что он в конце концов свергнет ничтожного монарха, проложит нам новые пути
и  откроет  сверкающие  перспективы.  -  С  этими   словами   он,   сильно
забрызгавшись, въехал ногой в желто-зеленую лужу и,  чтобы  не  свалиться,
ухватился за Румату. - Да! - продолжал он, когда они выбрались на  твердую
почву. - Мы, молодая аристократия, всегда будем с доном Рэбой!  Наступило,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.