Случайный афоризм
Когда творишь, вычеркивай каждое второе слово, стиль от этой операции только выиграет. Сидней Смит
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

не забыл... Румата поспешно снял с  руки  два  браслета,  надел  на  худые
запястья доктора Будаха и сказал:
     - Поднимайтесь наверх, но за ворота не выходите. Ждите  где-нибудь  в
сторонке. Если пристанут, покажите браслеты и держитесь нагло.
     Барон Пампа  ревел,  как  атомоход  в  полярном  тумане.  Гулкое  эхо
катилось под сводами. Люди в коридорах застыли, благоговейно прислушиваясь
с раскрытыми ртами. Многие омахивались большим пальцем, отгоняя нечистого.
Румата скатился по двум лестницам, сбивая с ног встречных монахов, ножнами
мечей проложил себе дорогу сквозь толпу  выпускников  и  пинком  распахнул
дверь камеры, прогибающуюся от рева. В мятущем  свете  факелов  он  увидел
друга Пампу: могучий барон был распят на  стене  вниз  головой.  Лицо  его
почернело от прилившей крови. За кривоватым столиком сидел,  заткнув  уши,
сутулый чиновник, а лоснящийся от пота палач, чем-то похожий на  дантиста,
перебирал в железном тазу лязгающие инструменты.
     Румата аккуратно закрыл за собой дверь,  подошел  сзади  к  палачу  и
ударил его рукояткой меча по затылку. Палач повернулся, охватил  голову  и
сел в таз. Румата извлек из ножен меч и  перерубил  стол  с  бумагами,  за
которым сидел чиновник. Все было в порядке.  Палач  сидел  в  тазу,  слабо
икая, а чиновник очень проворно убежал на четвереньках  в  угол  и  прилег
там. Румата подошел к барону, с радостным любопытством глядевшему на  него
снизу вверх, взялся за цепи, державшие  баронские  ноги,  и  в  два  рывка
вырвал их из стены. Затем он осторожно поставил ноги барона на пол.  Барон
замолчал, застыл в странной позе, затем рванулся и освободил руки.
     - Могу ли я поверить, - снова загремел  он,  вращая  налитыми  кровью
белками, - что это вы, мой благородный друг?! Наконец-то я нашел вас!
     - Да, это я, - сказал Румата. - Пойдемте отсюда, мой друг, вам  здесь
не место.
     - Пива! - сказал барон. - Где-то здесь  было  пиво.  -  Он  пошел  по
камере, волоча обрывки цепей и не переставая громыхать. - Полночи я  бегал
по городу! Черт возьми, мне сказали, что вы арестованы, и я перебил  массу
народу! Я был уверен, что найду вас в этой тюрьме! А, вот оно!
     Он подошел к палачу и смахнул его, как  пыль,  вместе  с  тазом.  Под
тазом обнаружился бочонок. Барон  кулаком  выбил  дно,  поднял  бочонок  и
опрокинул  его  над  собой,  задрав  голову.  Струя  пива  с   клокотанием
устремилась в его глотку. Что за прелесть, думал Румата, с нежностью глядя
на барона. Казалось бы, бык, безмозглый бык, но ведь искал же меня,  хотел
спасти, ведь пришел, наверное, сюда в тюрьму за  мной,  сам...  Нет,  есть
люди и в этом мире, будь он проклят... Но до чего удачно получилось!
     Барон осушил бочонок и швырнул в угол, где шумно дрожал  чиновник.  В
углу пискнуло.
     - Ну вот, - сказал барон, вытирая бороду ладонью. -  Теперь  я  готов
следовать за вами. Это ничего, что я голый?
     Румата огляделся, подошел к палачу и вытряхнул его из фартука.
     - Возьмите пока это, - сказал он.
     - Вы правы, - сказал барон, обвязывая фартук вокруг чресел. - Было бы
неудобно явиться к баронессе голым...
     Они вышли из камеры. Ни один человек не решился заступить им  дорогу,
коридор пустел за двадцать шагов.
     - Я их всех разнесу, -  ревел  барон.  -  Они  заняли  мой  замок!  И
посадили там какого-то отца Ариму! Не знаю, чей он там отец, но дети  его,
клянусь господом, скоро осиротеют. Черт подери, мой друг, вы не  находите,
что здесь удивительно низкие потолки? Я исцарапал всю макушку...
     Они вышли из башни. Мелькнул  перед  глазами  и  шарахнулся  в  толпу
шпион-телохранитель. Румата дал Будаху знак следовать  за  ними.  Толпа  у
ворот раздалась, как будто  ее  рассекли  мечом.  Было  слышно,  как  одни
кричат, что сбежал важный государственный преступник, а другие,  что  "Вот
он, Голый Дьявол, знаменитый эсторский палач-расчленитель".
     Барон вышел на середину площади и остановился, морщась от  солнечного
света. Следовало торопиться. Румата быстро огляделся.
     - Где-то тут была моя лошадь, - сказал барон. - Эй, кто там! Коня!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.