Случайный афоризм
Отвратительно, когда писатель говорит, пишет о том, чего он не пережил. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

невежестве, но церковь учит, что невежество - благо, а все зло от  знания.
Для землепашца зло - налоги и засухи, а для хлеботорговца засухи -  добро.
Для рабов зло - это пьяный и жестокий хозяин, для  ремесленника  -  алчный
ростовщик. Так что же есть зло, против которого надо бороться, дон Румата?
- Он грустно оглядел слушателей. - Зло  неистребимо.  Никакой  человек  не
способен уменьшить его количество в мире. Он может несколько улучшить свою
собственную судьбу, но всегда за счет ухудшения судьбы  других.  И  всегда
будут короли, более или менее жестокие, бароны, более или менее  дикие,  и
всегда будет невежественный народ, питающий восхищение к своим угнетателям
и ненависть к своему освободителю. И все потому,  что  раб  гораздо  лучше
понимает  своего  господина,  пусть  даже  самого  жестокого,  чем  своего
освободителя, ибо каждый раб отлично представляет себя на месте господина,
но мало кто представляет себя на месте бескорыстного освободителя.  Таковы
люди, дон Румата, и таков наш мир.
     - Мир все время меняется, доктор Будах, - сказал Румата. -  Мы  знаем
время, когда королей не было...
     - Мир не может меняться вечно, -  возразил  Будах,  -  ибо  ничто  не
вечно, даже перемены... Мы не знаем законов совершенства, но  совершенство
рано или  поздно  достигается.  Взгляните,  например,  как  устроено  наше
общество. Как радует глаз эта четкая,  геометрически  правильная  система!
Внизу крестьяне и ремесленники, над ними дворянство, затем духовенство  и,
наконец,  король.   Как   все   продумано,   какая   устойчивость,   какой
гармонический порядок! Чему еще  меняться  в  этом  отточенном  кристалле,
вышедшем из рук небесного ювелира? Нет зданий прочнее  пирамидальных,  это
вам скажет любой знающий архитектор. - Он поучающе поднял палец. -  Зерно,
высыпаемое из мешка, не ложится ровным слоем, но образует  так  называемую
коническую пирамиду. Каждое зернышко  цепляется  за  другое,  стараясь  не
скатиться вниз. Так же и человечество. Если оно хочет  быть  неким  целым,
люди должны цепляться друг за друга, неизбежно образуя пирамиду.
     - Неужели вы серьезно  считаете  этот  мир  совершенным?  -  удивился
Румата. - После встречи с доном Рэбой, после тюрьмы...
     - Мой молодой друг, ну конечно же! Мне многое  не  нравится  в  мире,
многое я хотел бы видеть другим... Но что  делать?  В  глазах  высших  сил
совершенство выглядит иначе, чем в моих. Какой смысл дереву сетовать,  что
оно не может двигаться, хотя оно и радо было бы, наверное, бежать со  всех
ног от топора дровосека.
     - А что, если бы можно было изменить высшие предначертания?
     - На это способны только высшие силы...
     - Но все-таки, представьте себе, что вы бог...
     Будах засмеялся.
     - Если бы я мог представить себя богом, я бы стал им!
     - Ну, а если бы вы имели возможность посоветовать богу?
     - У вас богатое воображение, - с удовольствием сказал  Будах.  -  Это
хорошо. Вы грамотны? Прекрасно! Я бы с удовольствием позанимался с вами...
     -  Вы  мне  льстите...  Но  что  же  вы  все-таки   посоветовали   бы
всемогущему? Что, по-вашему, следовало бы сделать  всемогущему,  чтобы  вы
сказали: вот теперь мир добр и хорош?..
     Будах, одобрительно улыбаясь, откинулся на  спинку  кресла  и  сложил
руки на животе. Кира жадно смотрела на него.
     -  Что  ж,  -  сказал  он,  -  извольте.  Я  сказал  бы  всемогущему:
"Создатель, я не знаю твоих планов, может быть, ты и не собираешься делать
людей добрыми и счастливыми. Захоти этого! Так  просто  этого  достигнуть!
Дай людям вволю хлеба, мяса и вина, дай им кров и одежду.  Пусть  исчезнут
голод и нужда, а вместе с тем и все, что разделяет людей".
     - И это все? - спросил Румата.
     - Вам кажется, что этого мало?
     Румата покачал головой.
     - Бог ответил бы вам: "Не пойдет это на  пользу  людям.  Ибо  сильные
вашего мира отберут у слабых то,  что  я  дал  им,  и  слабые  по-прежнему
останутся нищими".

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.