Случайный афоризм
Ни один жанр литературы не содержит столько вымысла, сколько биографический. Уильям Эллери Чэннинг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Я бы попросил бога оградить слабых, "Вразуми жестоких  правителей",
сказал бы я.
     - Жестокость есть сила. Утратив жестокость, правители потеряют  силу,
и другие жестокие заменят их.
     Будах перестал улыбаться.
     - Накажи жестоких, - твердо сказал он, - чтобы неповадно было сильным
проявлять жестокость к слабым.
     - Человек рождается слабым. Сильным он становится, когда  нет  вокруг
никого сильнее его. Когда будут наказаны жестокие  из  сильных,  их  место
займут сильные из слабых. Тоже жестокие. Так придется карать всех, а я  не
хочу этого.
     - Тебе виднее,  всемогущий.  Сделай  тогда  просто  так,  чтобы  люди
получили все и не отбирали друг у друга то, что ты дал им.
     - И это не пойдет людям на пользу, - вздохнул  Румата,  -  ибо  когда
получат они все даром, без трудов, из рук моих, то забудут труд,  потеряют
вкус к жизни и обратятся в моих домашних животных, которых я вынужден буду
впредь кормить и одевать вечно.
     Не давай им всего сразу! - горячо сказал Будах.  -  Давай  понемногу,
постепенно!
     - Постепенно люди и сами возьмут все, что им понадобится.
     Будах неловко засмеялся.
     - Да, я вижу, это не так просто, - сказал он. -  Я  как-то  не  думал
раньше о таких вещах... Кажется, мы с вами перебрали все.  Впрочем,  -  он
подался вперед, - есть еще одна  возможность.  Сделай  так,  чтобы  больше
всего люди любили труд и знание, чтобы труд и  знание  стали  единственным
смыслом их жизни!
     Да, это мы тоже намеревались попробовать,  подумал  Румата.  Массовая
гипноиндукция,   позитивная   реморализация.   Гипноизлучатели   на   трех
экваториальных спутниках...
     - Я мог бы сделать  и  это,  -  сказал  он.  -  Но  стоит  ли  лишать
человечество его истории? Стоит ли подменять одно человечество другим?  Не
будет ли это то же самое, что стереть это  человечество  с  лица  земли  и
создать на его месте новое?
     Будах, сморщив лоб, молчал обдумывая. Румата  ждал.  За  окном  снова
тоскливо заскрипели подводы. Будах тихо проговорил:
     - Тогда, господи, сотри нас  с  лица  земли  и  создай  заново  более
совершенными... или еще лучше, оставь нас и дай нам идти своей дорогой.
     - Сердце мое полно жалости, - медленно сказал Румата.  -  Я  не  могу
этого сделать.
     И тут он увидел глаза Киры. Кира глядела на него с ужасом и надеждой.



                                    9

     Уложив Будаха отдохнуть перед дальней дорогой,  Румата  направился  к
себе в кабинет. Действие спорамина кончалось,  он  снова  чувствовал  себя
усталым и разбитым, снова заныли  ушибы  и  стали  вспухать  изуродованные
веревкой запястья. Надо поспать, думал он,  надо  обязательно  поспать,  и
надо связаться с доном Кондором. И надо связаться с патрульным дирижаблем,
пусть сообщат на Базу. И надо прикинуть, что мы теперь  должны  делать,  и
можем ли мы что-нибудь сделать, и как  быть,  если  мы  ничего  больше  не
сможем сделать.
     В кабинете за столом сидел, сгорбившись в  кресле,  положив  руки  на
высокие подлокотники, черный монах в  низко  надвинутом  капюшоне.  Ловко,
подумал Румата.
     - Кто ты такой? - устало спросил он. - Кто тебя пустил?
     - Добрый день, благородный дон Румата, -  произнес  монах,  откидывая
капюшон.
     Румата покачал головой.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.