Случайный афоризм
Стихи - это чувства, переведённые в эквиваленты букв. Неизвестный автор
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Куда-нибудь... Подальше. Многие бегут в  Ирукан.  Попробую  и  я  в
Ирукан.
     - Так-так, - произнес Румата. - И ты вообразил, что  благородный  дон
проведет тебя через заставу?
     Киун промолчал.
     - Или, может быть, ты думаешь, что  благородный  дон  не  знает,  кто
такой алхимик Киун с Жестяной улицы?
     Киун молчал. Что-то я не то говорю, подумал Румата.  Он  привстал  на
стременах и прокричал, подражая глашатаю на Королевской площади:
     - Обвиняется и повинен в ужасных,  непрощаемых  преступлениях  против
бога, короны и спокойствия.
     Киун молчал.
     - А если благородный дон безумно обожает  дона  Рэбу?  Если  он  всем
сердцем предан серому слову и  серому  делу?  Или  ты  считаешь,  что  это
невозможно?
     Киун молчал. Из темноты справа от  дороги  выдвинулась  ломаная  тень
виселицы. Под перекладиной белело голое тело, подвешенное  за  ноги.  Э-э,
все равно ничего не выходит, подумал Румата.  Он  натянул  повод,  схватил
Киуна за плечо и повернул лицом к себе.
     - А если благородный дон вот прямо сейчас подвесит тебя рядом с  этим
бродягой? - сказал он, вглядываясь в белое лицо с темными ямами глаз. Сам.
Скоро и проворно. На крепкой арканарской веревке. Во имя идеалов.  Что  же
ты молчишь, грамотей Киун?
     Киун молчал. У него стучали зубы,  и  он  слабо  корчился  под  рукой
Руматы,  как  придавленная  ящерица.  Вдруг  что-то  с  плеском  упало   в
придорожную канаву, и сейчас же, словно для  того,  чтобы  заглушить  этот
плеск, он отчаянно крикнул:
     - Ну, вешай! Вешай, предатель!
     Румата перевел дыхание и отпустил Киуна.
     - Я пошутил, - сказал он. - Не бойся.
     - Ложь, ложь... - всхлипывая, бормотал Киун. - Всюду ложь!..
     - Ладно, не сердись, - сказал Румата. - Лучше  подбери,  что  ты  там
бросил, - промокнет...
     Киун постоял, качаясь и всхлипывая, бесцельно  похлопал  ладонями  по
плащу и полез в канаву. Румата ждал, устало сгорбившись в  седле.  Значит,
так и надо, думал он, значит, иначе просто нельзя... Киун вылез из канавы,
пряча за пазуху сверток.
     - Книги, конечно, - сказал Румата.
     Киун помотал головой.
     - Нет, - сказал он хрипло. - Всего одна книга. Моя книга.
     - О чем же ты пишешь?
     - Боюсь, вам это будет неинтересно, благородный дон.
     Румата вздохнул.
     - Берись за стремя, - сказал он. - Пойдем.
     Долгое время они молчали.
     - Послушай, Киун, - сказал Румата. - Я пошутил. Не бойся меня.
     - Славный мир, - проговорил Киун. - Веселый мир.  Все  шутят.  И  все
шутят одинаково. Даже благородный Румата.
     Румата удивился.
     - Ты знаешь мое имя?
     - Знаю, - сказал Киун. -  Я  узнал  вас  по  обручу  на  лбу.  Я  так
обрадовался, встретив вас на дороге...
     Ну, конечно, вот что он имел в виду, когда  назвал  меня  предателем,
подумал Румата. Он сказал:
     - Видишь ли, я думал, что ты шпион. Я всегда убиваю шпионов.
     - Шпион... - повторил Киун. - Да, конечно. В наше время так  легко  и
сытно быть шпионом. Орел наш, благородный дон  Рэба  озабочен  знать,  что
говорят и думают подданные  короля.  Хотел  бы  я  быть  шпионом.  Рядовым
осведомителем в таверне "Серая Радость". Как хорошо, как почтенно! В шесть
часов вечера я вхожу в распивочную и сажусь за свой столик. Хозяин  спешит

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.