Случайный афоризм
В процессе писания есть нечто бесконечное. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

было отобрать у нас и взять в качестве заложника.
     - Вы говорите о Кире? - спросил Румата.
     - Да, мой мальчик. Если все, что я знаю о доне  Рэбе,  -  правда,  то
держать его в руках - занятие нелегкое и опасное. Ты понимаешь, что я хочу
сказать...
     - Да, понимаю, - сказал Румата. - Я постараюсь что-нибудь придумать.


     Они лежали в темноте, держась за руки. В  городе  было  тихо,  только
изредка где-то неподалеку злобно визжали и бились кони. Время  от  времени
Румата погружался в дремоту и сразу просыпался, оттого что Кира  затаивала
дыхание - во сне он сильно стискивал ее руку.
     - Ты, наверное, очень хочешь спать, - сказала Кира шепотом. - Ты спи.
     - Нет-нет, рассказывай, я слушаю.
     - Ты все время засыпаешь.
     - Я все равно слушаю.  Я,  правда,  очень  устал,  но  еще  больше  я
соскучился по тебе. Мне жалко спать. Ты рассказывай, мне очень интересно.
     Она благодарно потерлась носом о его плечо  и  поцеловала  в  щеку  и
снова стала рассказывать, как  нынче  вечером  пришел  от  отца  соседский
мальчик. Отец лежит. Его выгнали из канцелярии и на прощание сильно побили
палками. Последнее время он вообще ничего не ест, только пьет - стал  весь
синий, дрожащий. Еще мальчик сказал, что  объявился  брат  -  раненый,  но
веселый и пьяный, в новой форме. Дал отцу  денег,  выпил  с  ним  и  опять
грозился, что они всех раскатают.  Он  теперь  в  каком-то  особом  отряде
лейтенантом, присягнул на верность Ордену и собирается принять  сан.  Отец
просил, чтобы она домой пока ни в коем случае не приходила. Брат  грозился
с ней разделаться за то, что спуталась с благородным, рыжая стерва...
     Да, думал Румата, уж, конечно, не домой. И здесь тоже  оставаться  ей
ни в коем случае  нельзя.  Если  с  ней  хоть  что-нибудь  случится...  Он
представил себе, что с ней случилось плохое, и сделался весь как каменный.
     - Ты спишь? - спросила Кира.
     Он очнулся и разжал ладонь.
     - Нет-нет... А еще что ты делала?
     - А еще я прибрала твои комнаты. Ужасный у тебя  все-таки  развал.  Я
нашла одну книгу, отца Гура сочинение. Там про то, как  благородный  принц
полюбил прекрасную, но дикую девушку из-за гор. Она была  совсем  дикая  и
думала, что он бог, и все-таки очень любила его. Потом их разлучили, и она
умерла от горя.
     - Это замечательная книга, - сказал Румата.
     - Я даже плакала. Мне все время казалось, что это про нас с тобой.
     - Да, это про нас с тобой. И вообще про  всех  людей,  которые  любят
друг друга. Только нас не разлучат.
     Безопаснее всего было бы на Земле, подумал он. Но как ты  там  будешь
без меня? И как я здесь буду один? Можно было  бы  попросить  Анку,  чтобы
дружила с тобой там. Но как я буду  здесь  без  тебя?  Нет,  на  Землю  мы
полетим вместе. Я сам поведу корабль, а ты будешь сидеть рядом, и  я  буду
все тебе объяснять. Чтобы ты ничего не боялась. Чтобы  ты  сразу  полюбила
Землю. Чтобы ты никогда не жалела о своей страшной родине. Потому что  эта
не твоя родина. Потому что  твоя  родина  отвергла  тебя.  Потому  что  ты
родилась  на   тысячу   лет   раньше   своего   срока.   Добрая,   верная,
самоотверженная, бескорыстная... Такие, как ты,  рождались  во  все  эпохи
кровавой истории наших планет. Ясные, чистые души, не  знающие  ненависти,
не  приемлющие  жестокость.  Жертвы.  Бесполезные  жертвы.  Гораздо  более
бесполезные, чем Гур Сочинитель или Галилей. Потому  что  такие,  как  ты,
даже не борцы. Чтобы быть борцом, нужно уметь ненавидеть, а как раз  этого
вы не умеете. Так же, как и мы теперь...
     ...Румата опять задремал и сейчас же увидел Киру, как  она  стоит  на
краю плоской крыши Совета с дегравитатором на поясе, и веселая насмешливая
Анка нетерпеливо подталкивает ее к полуторакилометровой пропасти.
     - Румата, - сказала Кира. - Я боюсь.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.