Случайный афоризм
Моя родина там, где моя библиотека. (Эразм Роттердамский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                                  ЭПИЛОГ

     - А потом? - спросила Анка.
     Пашка отвел глаза, несколько раз  хлопнул  себя  ладонью  по  колену,
наклонился и потянулся за земляникой у себя под ногами. Анка ждала.
     - Потом... - пробормотал он. - В общем-то никто не  знает,  что  было
потом, Анка. Передатчик  он  оставил  дома,  и  когда  дом  загорелся,  на
патрульном дирижабле поняли, что дело плохо, и сразу пошли в  Арканар.  На
всякий случай сбросили на город шашки с усыпляющим газом. Дом уже догорал.
Сначала растерялись, не знали, где его искать, но потом  увидели...  -  Он
замялся. - Словом, видно было, где он шел.
     Пашка замолчал и стал кидать ягоды в рот одну за другой.
     - Ну? - тихонько сказала Анка.
     - Пришли во дворец... Там его и нашли.
     - Как?
     - Ну... он спал. И все вокруг... тоже... лежали... Некоторые спали, а
некоторые... так... Дона Рэбу тоже там нашли... - Пашка быстро взглянул на
Анку и снова отвел глаза. - Забрали его,  то  есть  Антона.  Доставили  на
Базу... Понимаешь, Анка, ведь он ничего не рассказывает. Он вообще  теперь
говорит мало.
     Анка сидела очень бледная и прямая и смотрела поверх Пашкиной  головы
на лужайку перед домиком. Шумели, легонько раскачиваясь,  сосны,  в  синем
небе медленно двигались пухлые облака.
     - А что стало с девушкой? - спросила она.
     - Не знаю, - жестко сказал Пашка.
     - Слушай, Паша, - сказала Анка. - Может быть, мне не стоило приезжать
сюда?
     - Нет, что ты! Я думаю, он тебе обрадуется...
     - А мне все кажется, что он прячется где-нибудь в кустах, смотрит  на
нас и ждет, пока я уеду.
     Пашка усмехнулся.
     - Вот уж нет, - сказал он. - Антон в кустах сидеть не станет.  Просто
он не знает, что ты здесь. Ловит где-нибудь рыбу, как обычно.
     - А с тобой как он?
     - Никак. Терпит. Но ты-то другое дело...
     Они помолчали.
     - Анка, - сказал Пашка, - помнишь анизотропное шоссе?
     Анка наморщила лоб.
     - Какое?
     - Анизотропное. Там висел "кирпич". Помнишь, мы втроем?..
     - Помню. Это Антон сказал, что оно анизотропное.
     - Антон тогда пошел под "кирпич", а когда вернулся, то сказал,  будто
нашел там взорванный мост и скелет фашиста, прикованного к пулемету.
     - Не помню, - сказала Анка. - Ну и что?
     - Я теперь часто вспоминаю это шоссе, - сказал Пашка.  -  Будто  есть
какая-то связь... Шоссе было анизотропное, как история. Назад идти нельзя.
А он пошел. И наткнулся на прикованный скелет.
     - Я тебя не понимаю. При чем здесь прикованный скелет?
     - Не знаю, - признался Пашка. - Мне так кажется.
     Анка сказала:
     - Ты не давай ему много думать. Ты  с  ним  все  время  о  чем-нибудь
говори. Глупости какие-нибудь. Чтобы он спорил.
     Пашка вздохнул.
     - Это я и сам знаю. Да только  что  ему  мои  глупости?..  Послушает,
улыбнется и скажет: "Ты, Паша, тут посиди, а я пойду поброжу". И пойдет. А
я сижу... Первое время, как дурак, незаметно ходил за ним, а теперь просто
сижу и жду. Вот если бы ты...
     Анка вдруг поднялась. Пашка оглянулся и  тоже  встал.  Анка  не  дыша
смотрела, как через поляну к  ним  идет  Антон  -  огромный,  широкий,  со
светлым, не загорелым лицом. Ничего в нем не  изменилось,  он  всегда  был

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.