Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1871 году родился(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Слушай, друг, не возьмешь ли мои? По пять копеек?
     Друг отзывается:
     - А мои по четыре не возьмешь?
     Феликс вздыхает и, постояв еще немного, покидает очередь. Он вступает
в сквер, тянущийся вдоль неширокой улицы, движение  на  которой  перекрыто
из-за дорожных работ. Тихая, совершенно пустая улица с разрытой мостовой и
кучами булыжников.
     Феликс обнаруживает, что на ботинке развязался шнурок.
     Он подходит к скамейке, опускает на землю  авоську  и  ставит  правую
ногу на край скамейки. Вдруг  авоська  словно  взрывается  -  с  лязгом  и
дребезгом.
     Невесть откуда брошенный булыжник угодил в нее и произвел в  бутылках
разрушения непоправимые. Брызги стеклянного лома  усеяли  все  близлежащее
пространство.
     Феликс растерянно  озирается.  Сквер  пуст.  Улица  пуста.  Сгущаются
вечерние тени. В куче стеклянного крошева  в  авоське  закопался  булыжник
величиной с голову ребенка.
     - Странные дела... - произносит Феликс в пространство.
     Он  делает  движение,  собираясь  нагнуться  за  авоськой,  но  затем
пожимает плечами и уходит, засунув руки в карманы.


     В шесть часов вечера Феликс, подумав о еде, входит  в  зал  ресторана
"Кавказский". Он останавливается у порога, и тут к  нему  величественно  и
плавно придвигается метрдотель Павел Павлович - рослый смуглый  мужчина  в
черном фрачном костюме с гвоздикой в петлице.
     - Давненько не изволили заходить, Феликс Александрович! - рокочет он.
- Дела? Заботы? Труды?
     - Труды, труды, -  невнимательно  отзывается  Феликс.  -  А  равно  и
заботы... А вот вас, Павел Павлович,  как  я  наблюдаю,  ничто  не  берет.
Атлет, да и только...
     - Вашими молитвами, Феликс Александрович. А паче всего -  беспощадная
дрессировка организма. Ни в коем  случае  не  распускать  себя!  Постоянно
держать в узде!... Извольте вот туда, к окну...
     -  Спасибо,  Павел  Павлович,  в  другой  раз...  Мне  бы   с   собой
чего-нибудь. Домой к ужину. Ну там, пару  калачиков,  ветчинки,  а?  Но  в
долг, Пал Палыч! А?
     - Сделаем.
     Через некоторое время Феликс получает довольно объемный сверток.


     Из телефона-автомата Феликс звонит на квартиру Курдюкова.
     - Зоечка, это я, Феликс... Ну как там Костя?
     - Ой, как хорошо, что вы позвонили, Феликс! Я только что из больницы!
Вы знаете, он очень просит, чтобы вы к нему зашли...
     - Обязательно. А как же... А как он вообще?
     - Да все обошлось, слава богу. Но он очень просит, чтобы  вы  пришли.
Только об этом и говорит.
     - Да? Н-ну... Завтра...
     - Нет! Он просит, чтобы обязательно сегодня! Он мне просто  приказал:
позвонит Феликс  Александрович  -  скажи  ему,  чтобы  пришел  обязательно
сегодня же...
     - Сегодня? Хм... - мямлит Феликс.
     - Найди его, говорит, где хочешь! Хоть весь город объезди... Что-то у
него к вам важное, Феликс. И срочное. Вы, поймите,  он  сам  не  свой.  Ну
забегите вы к нему сегодня, ну хоть на десять минут!
     - Ну ладно, ну хорошо, что ж делать...


     Когда Феликс входит в палату, Курдюков сидит на койке и с отвращением

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.