Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Теперь уже поздно замышлять что-нибудь для себя, что не  пошло  бы  в
прок ему.
     - Самое время, - возразил Боб, уверенно ведя машину. Только вся  беда
в том, что ни ты, ни я, ни Нед, никто из нас до сих пор  точно  не  знает,
что же нам, собственно, надо. Мы мотались по  всем  этим  городам-химерам,
высматривали, хватали. И Нед высматривает и хватает. А ведь это ему  вовсе
не надо, он потому и старается загрести, что мы  стремимся.  Загребет,  но
только мы унесем ноги, как и он все бросает и тянется  за  нами,  надеется
еще какой-нибудь хлам раздобыть. Вот увидишь, в тот день, когда мы поймем,
что нам нужно, Нед шарахнется от нас прочь раз и навсегда. А впрочем, черт
с ним! Боб Гринхилл вдохнул свежий, как утренняя роса, воздух, струившийся
над ветровым стеклом. Все равно здорово. Небо. Горы. Пустыня и...
     Он осекся.
     Уилл Бентлин взглянул на него.
     - Что случилось?
     - Почему-то... - Боб Гринхилл вытаращил глаза, а его  дубленные  руки
сами медленно повернули баранку, - мы должны свернуть с дорого...
     "Форд" содрогнулся,  переваливая  через  обочину.  Они  плюхнулись  в
канаву, в пыль, вынырнули и очутились на поднятом над пустыней сухом мысу.
Боб Гринхилл, словно в трансе, повернул ключ зажигания. Старик под капотом
перестал сетовать на бессонницу и задремал.
     - Объясни, почему ты это сделал? - спросил Уилл Бентлин.
     Боб Гринхилл недоверчиво смотрел на баранку,  стиснутую  его  руками,
проявившими вдруг такую интуицию.
     - Что-то заставило меня. Зачем? - Он поднял глаза. Он расслабился,  и
взгляд его перестал быть напряженным.  -  Вероятно,  только  затем,  чтобы
полюбоваться этим видом. Отличный вид. Все как миллиард лет назад.
     - Не считая города, - сказал Уилл Бентлин.
     - Города? - повторил Боб.
     Он повернулся. Вот пустыня, и  вдали  горы  цвета  львиной  шкуры,  и
совсем, совсем далеко, взвешенное в  волнах  горячего  утреннего  песка  и
света, плавало некое видение, неопределенный набросок города.
     - Это не Феникс, - сказал Боб Гринхилл. - До Феникса девяносто  миль.
А других городов поблизости нет.
     Уилл Бентлин зашуршал лежащей на коленях картой. Проверил:
     - Верно... нет других городов.
     - Сейчас лучше видно! - воскликнул вдруг Боб Гринхилл. Они  поднялись
в полный рост над запыленным ветровым  стеклом,  глядя  вперед,  подставив
ласковому ветру иссеченные лица.
     -  Постой,  Боб.  Знаешь,  что  это?  Мираж!  Ясное  дело!  Особенное
сочетание  света,  атмосферы,  неба,  температуры.  Город  где-нибудь   за
горизонтом. Видишь, как он колышется и становится то темнее, то  ярче?  Он
отражается в небе, как в зеркале, и возвращается вниз как раз тут, так что
мы его видим. Мираж, чтоб мне лопнуть!
     - Такой огромный?
     Уилл Бентлин смерял взглядом город, который в этот  самый  миг  из-за
порыва ветра и песчаной зыби стал еще выше и отчетливее.
     - Всем миражам мираж! Это не Феникс. И не Санта-Фе, и не  Аламогордо.
Погоди... И не Канзас-Сити...
     - Еще бы, до него отсюда...
     - Верно. Да ты погляди на эти дома. Высоченные! Самые высокие в мире.
Во всем свете только в одном месте есть такие.
     - Ты хочешь сказать... Нью-Йорк?
     Уилл Бентлин медленно кивнул, И оба  молча  продолжали  рассматривать
мираж. В свете утренней зари город, высокий, сверкающий, виднелся  как  на
ладони.
     - Да, - вымолвил, наконец, Боб. - Здорово!
     - Здорово, - подтвердил Уилл.
     - Но, - чуть погодя добавил  он  шепотом,  словно  боясь,  что  город
услышит, - что он тут делает, в Аризоне? В трех  милях  от  дома,  невесть

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.