Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

боли, совершенно обессилев, миссис Брэдиссон замолчала.
     - Я немедленно осмотрю Джима, - сказала Велма.
     Джим Брэдиссон, несомненно, страдал тем же недугом, что  и  мать,  но
организм его был более крепким, а ум - ясным.
     - Послушайте, Велма, - сказал он. - Думаю, нам нужно  срочно  вызвать
доктора Кенуорда.
     - Он так много работает, - попыталась возразить Велма. -  Я  стараюсь
не вызывать его ночью без особой надобности. Очень часто  причиной  острых
расстройств в желудке является простое пищевое отравление.
     - Я знаю, что такое пищевое отравление, - почти шепотом произнес Джим
Брэдиссон. - Но здесь совсем другое. Какой-то другой яд. Мой рот как будто
набит металлическими опилками, я сгораю от жажды,  ужасной  жгучей  жажды,
которую ничем не погасить. К тому же болят и желудок, и кишечник. К животу
невозможно прикоснуться. Я... я уверен, Велма, нас отравили.
     - Судороги были? - как можно более небрежным тоном спросила Велма.
     - Да, верно, - удивленно воскликнул  Брэдиссон.  -  Я  не  придал  им
никакого значения, но сейчас, когда вы спросили... у  меня  сводило  икры.
Хотя, я думаю, это не имеет никакого  отношения  к  отравлению.  Просто  я
слишком много ходил сегодня днем. Мы с матерью бродили по холмам, она  так
старается похудеть.
     Брэдиссон улыбнулся. Он нежно любил свою  мать,  но,  тем  не  менее,
понимал абсолютную тщетность ее спорадических усилий.
     - Она только нагуляла сумасшедший аппетит, впрочем, как и я.  Мы  так
хорошо прогулялись, а Нелл Симс приготовила жареных цыплят. Мы  с  матерью
просто набросились на них. Боюсь, сейчас будет очередной приступ. Господи!
Даже морская болезнь не так мучила меня.
     - Я немедленно позвоню доктору Кенуорду, думаю, что ему следует  быть
здесь.
     - Буду вам весьма признателен.
     Брэдиссон бросился в ванную. Велма спустилась на первый  этаж,  чтобы
позвонить доктору Кенуорду.
     - Боюсь,  вам  придется  приехать,  -  сказала  она  в  трубку  после
приветствия.
     - Обычное расстройство желудка в острой форме? - спросил врач.
     Велма прижала трубку к губам и сообщила:
     - Типичный случай отравления мышьяком, вплоть до тонических судорог в
икрах.
     Велму всегда поражала способность  доктора  мгновенно  переходить  из
полусонного состояния в полную готовность, как будто  он  сидел  одетый  и
ждал именно этого звонка.
     - Дорога займет у меня не более двенадцати минут. Не спускай  глаз  с
пациентов. У тебя нет под рукой раствора железа?
     - К сожалению, нет.
     - Хорошо. Сделай промывание желудка и жди меня. Скоро буду.
     Доктор Кенуорд приехал менее чем через десять  минут,  и  последующие
полчаса Велма работала как никогда  в  жизни.  Доктор  Кенуорд  не  тратил
времени на разговоры, а немедленно занялся повторным промыванием  желудка,
потом ввел пациентам окись железа, чтобы в организме образовался  умеренно
растворимый арсенит железа, который легко можно будет вывести промыванием.
Довольно быстро желаемый результат был достигнут. В два часа пациенты  уже
спокойно спали, а доктор Кенуорд кивком позвал Велму  на  совещание  в  ее
комнату.
     Велма присела на  край  кровати,  предоставив  в  распоряжение  врача
удобное кресло, и не произнесла ни слова, пока тот не уселся  и,  закурив,
не сделал первую затяжку,  выдохнув  дым  со  звуком,  чем-то  похожим  на
глубокий вздох.
     Начался напряженный период ожидания, похожий на бесчисленные  другие,
которые она делила с доктором  Кенуордом  во  время  ночных  дежурств.  Он
сделал все, что могла предложить медицинская наука, но не  спешил  уходить
домой, пока эффект лечения не станет максимальным, пока недуг не отступит.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.