Случайный афоризм
Воображение поэта, удрученного горем, подобно ноге, заключенной в новый сапог. Козьма Прутков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

себя чувствуешь, если тебя рано утром разбудил рев осла, чем если  проспал
половину дня. Теперь сюда, прямо по тропинке. Здесь  у  нас...  -  Бэннинг
вдруг замолчал, резко повернулся лицом  к  Делле  и  Мейсону  и  торопливо
прошептал: - Никогда не упоминайте то, о чем  я  вам  сейчас  расскажу,  в
присутствии Солти. Он вот-вот угодит в капкан. Эта женщина  женит  его  на
себе, поживет с ним пару месяцев и разведется, отобрав у него пакет  акций
или затеяв длительную тяжбу. Он предан мне и сделает все, что я попрошу. Я
уже сказал ему, что хочу объединить свой пакет акций определенного прииска
с его. Если эта женщина узнает, что пакет ушел из ее  рук,  она  и  думать
забудет о замужестве. Солти не знает, почему я так поступаю, не  понимает,
что ему грозит. Как только эта женщина узнает, что акции Солти  связаны  с
другим пакетом,  под  венец  ее  будет  затащить  так  же  трудно,  как  в
раскаленную печь. Главное, ничего не говорите Солти.
     Кларк указал на  аккуратно  расстеленные  в  тени  огромного  кактуса
спальные мешки.
     -  А  вот  наша  спальня,  -  произнес  он  уже  обычным  голосом.  -
Когда-нибудь я уйду отсюда и вернусь в настоящую пустыню. Случится это  не
сегодня, не  завтра  и  даже  не  послезавтра.  Вы  вряд  ли  поймете  мои
объяснения, но я страшно соскучился по пустыне.
     - Солти все уже объяснил, - сказал Мейсон.
     - Солти не умеет говорить, - улыбнулся Кларк.
     - Но превосходно передает мысли, - заметил Мейсон.
     - Вы когда-нибудь слышали о прииске Луи Легз? - вдруг спросил Кларк.
     - Никогда, насколько я помню. Достаточно странное название, - ответил
Мейсон.
     - Так зовут одного из наших ослов. В честь него  мы  назвали  прииск.
Месторождение было богатым, и Солти продал свою долю синдикату, получив за
нее пятьдесят тысяч долларов. Через несколько месяцев у него  не  было  ни
цента, и однажды утром он проснулся банкротом.
     - О! - сочувственно воскликнула Делла.
     Серые глаза Кларка весело заблестели. Он повернулся к Делле.
     - Он поступил более чем разумно. Я должен последовать его примеру.
     Мейсон хмыкнул.
     - Понимаете, - продолжал Кларк, - у нас извращенное  представление  о
деньгах. Деньги ничего не стоят,  нужны  только  для  того,  чтобы  купить
что-нибудь. Но даже на них  не  купить  жизнь  лучшую,  чем  у  старателя.
Подсознательно каждый настоящий старатель  понимает  это.  Именно  поэтому
многие из них стараются избавиться  от  денег  как  можно  быстрее.  Я  же
слишком прикипел к ним, и тем совершил ошибку.
     - Продолжайте, - попросил Мейсон. - В ваших словах есть смысл.
     - Я остался владельцем акций прииска, хотя следовало их выбросить. По
мере разработки месторождение  приносило  все  больший  и  больший  доход.
Синдикат, купивший пакет акций Солти, попытался выжить  и  меня.  Началась
тяжба. Потом умер один из членов синдиката. Я приобрел его  акции  и  стал
обладателем контрольного пакета. После этого я купил  и  остальные  акции,
потом вызвал Солти и сказал ему, что выкупил обратно его пакет. Я поставил
условие, что возвращаю ему только часть акций, а остальные буду держать  в
трасте. Он чуть не расплакался. Примерно месяц он жил вместе  со  мной,  и
дела шли превосходно. Потом он снова загулял и вернулся домой  без  цента.
Ему было настолько стыдно, что он не смел показаться мне на глаза и ушел в
пустыню. Потом у меня появилась еще  одна  возможность  делать  деньги.  Я
организовал синдикат Кам бэк, стал скупать старые шахты и возвращать их  к
жизни. Горячее было время. У жены появилась тяга к  светской  жизни,  и  я
вдруг обнаружил, что живу в огромном доме, хожу на  ненавистные  приемы  и
званые  вечера,  потребляю  огромное   количество   жирной   пищи...   Нет
необходимости углубляться во все это. Всю жизнь я был азартным  игроком  и
мне везло. Жена не одобряла рискованные предприятия,  в  которые  я  часто
ввязывался, и я записал на ее  имя  практически  всю  свою  собственность.
Потом я принялся  разыскивать  Солти,  чтобы  вместе  с  ним  вернуться  в
пустыню. Жена была просто потрясена тем, что я посмел задумать подобное. У

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.