Случайный афоризм
Графоман: человек, которого следовало бы научить читать, но не писать. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - С первой нашей встречи. Его ложь очевидна для  любого  мало-мальски
проницательного человека. Он -  совершенно  бесчестный  старый  негодяй  и
ужасный врун. Вы сами хотели услышать эти  слова,  мистер  Мейсон.  В  его
характере есть и привлекательные  черты,  но  в  основном  он  -  запойный
пьяница, неисправимый лгун и просто бесчестный человек,  который  пытается
объяснить свои неблаговидные поступки ложью, в  которую  не  поверит  даже
младенец. Поймите, Мейсон, вы  сами  затронули  эту  тему,  и  я  вынужден
заявить, что не верю Питу Симсу  ни  на  йоту.  Он  -  старый  бесчестный,
бессовестный негодяй с весьма ограниченными умственными способностями.  Он
достиг  совершенства  только  в  одном  -   умеет   напиться,   якобы   до
беспамятства, притвориться, что располагает  ценной  информацией,  которую
потом позволяет вам выудить из него.  Другими  словами,  он  очень,  очень
хороший актер, не более. Разыгрывать ложь у него  получается  несоизмеримо
лучше, чем рассказывать ее.
     - Спасибо, - сказал Мейсон. - У меня - все.
     - Все? - несколько удивленно переспросил Моффгат.
     - Да.
     - Вы понимаете, мистер Мейсон, -  лицо  Моффгата  приобрело  коварное
выражение, - что я могу подвергнуть этого свидетеля перекрестному допросу?
     - Естественно.
     - Несмотря на то, что он является моим клиентом?
     - Понимаю.
     - По любому вопросу, затронутому вами в прямом допросе.
     - Именно таким образом я понимаю закон.
     - Мистер Мейсон, вы сами распахнули передо мной дверь.
     Мейсон лишь едва заметно поклонился.
     - Итак, - Моффгат  с  бессмысленной  улыбкой  на  лице  повернулся  к
Брэдиссону,  -  известно  ли  вам,  какую  репутацию  имеет  мистер   Симс
относительно правдивости его слов?
     - Да, известно.
     - Какую?
     - Ужасную.
     - Среди знакомых вам людей  он  слывет  человеком,  не  заслуживающим
доверия?
     - Именно так.
     - Вы поверите в его показания, пусть даже данные под присягой?
     - Определенно нет.
     - У меня - все, - торжественно объявил Моффгат.
     - Полагаю,  снятие  показаний  закончено,  -  сказал  Мейсон,  встал,
потянулся и зевнул.
     - Вы действительно собираетесь продолжать заниматься  этим  делом?  -
спросил Моффгат.
     - Возвращайтесь в свою контору, мистер Моффгат, - нехотя повернулся к
нему Мейсон, - и еще раз перечитайте закон о мошенничестве. Вы обнаружите,
что для преследования по суду требуется нечто большее,  чем  мошеннические
заверения. Человек должен поверить в эти заверения, должен  действовать  в
соответствии с ними и полагаться на них. Ваш клиент только что заявил, что
считает Пита Симса ужасным вруном, что не верит ему ни  на  йоту,  что  не
стал бы  полагаться  ни  на  единое  его  слово,  что  он  сам  -  эксперт
горнорудного дела, что он лично исследовал прииск, прежде чем купить  его.
Таким образом, он полагался  лишь  на  свое  собственное  мнение,  веря  в
собственную  непогрешимость.  Иногда,  мистер  Моффгат,  плохая  репутация
приносит дивиденды. Перечитав закон, подумайте,  стоит  ли  настаивать  на
судебном разбирательстве.
     Брэдиссон быстро взглянул на Моффгата, и даже этого  беглого  взгляда
было достаточно, чтобы по выражению ужаса на  лице  адвоката  убедиться  в
убийственной точности формулировок Мейсона.
     - Но мой клиент не заявлял, что полагался на  собственное  мнение,  -
сказал наконец Моффгат. - То есть, он не заострял внимание именно на этом.
     -  Посмотрим,  что  скажут  присяжные,  когда   ознакомятся   с   его

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.