Случайный афоризм
Одни писатели живут в своих произведениях; другие - за их счет. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Я вынужден задать вам следующий вопрос, доктор. Рассматривалась  ли
вами возможность того, что Брэдиссоны умышленно  приняли  рвотный  корень,
чтобы симулировать отравление мышьяком?
     - Как любой другой ученый, я, пытаясь объяснить появление  симптомов,
рассматривал такую возможность.
     - Что-либо свидетельствует в поддержку моего предположения?
     - Ничего.
     - Такое объяснение логично?
     - Ничто не свидетельствует и против.
     - Вы полагаете, что кто-то пытался убить вас потому, что вам известна
эта информация?
     - Возможно.
     Они помолчали с минуту.
     - Я  должен  все  обдумать,  -  наконец  сказал  Мейсон.  -  А  пока,
расстелю-ка я спальный мешок.
     Адвокат  подошел  к  машине,   достал   спальные   мешки,   подключил
компрессор, наполнил воздухом надувные матрасы,  а  когда  поднял  голову,
увидел рядом Солти Бауэрса.
     - Вы отвели какое-нибудь специальное место  под  спальню?  -  спросил
Мейсон у старого старателя.
     -  У  нас  есть  палатка,  которую  девушки  могут  использовать  для
переодевания. Спать там они вряд ли захотят. Гораздо  приятнее  спать  под
звездами.
     - В таком случае я положу мешок мисс Стрит рядом с палаткой.  А  сами
вы где спите?
     - События последних дней не выходят  у  меня  из  головы,  -  понизив
голос, сказал Солти. - Я расположился чуть выше  по  дороге,  чтобы  иметь
возможность  заранее  заметить  непрошеных  гостей,  если  они   появятся,
конечно. Беритесь за этот край мешка, я возьмусь за тот,  и  мы  перенесем
его на место. Как раз закипит чай, пока мы этим занимаемся.
     Спальные мешки были, наконец, разложены, дорожные сумки  вынесены  из
машины, и все собрались вокруг костра. Солти бросил в огонь охапку полыни.
Пламя разгорелось мгновенно, прогнав подальше от  костра  подкрадывавшуюся
темноту.
     - Здесь и воздух совсем другой, - сказал Солти, разливая чай.
     - Определенно, - согласился Мейсон. - Сухой и чистый.
     - Несколько месяцев назад меня начал беспокоить хронический  насморк,
- заметил доктор Кенуорд. - Здесь же нос быстро  прочистился.  Я  настроен
весьма оптимистично.
     - Как ваша рана? - учтиво спросил Мейсон.
     -  Ничего  серьезного.  Опасаться  следует  только  осложнений,  надо
постараться подавить их в зародыше. Хотите верьте,  хотите  -  нет,  но  я
чертовски доволен. Отпуск хоть и вынужденный, но  весьма  своевременный  и
приятный.
     - Чем занимается Нелл Симс? - спросил Мейсон. - Она по-прежнему живет
в доме Кларка?
     - Конечно нет,  -  ответил  Солти.  -  Немедленно  уехала  в  Мохаве,
сказала, что собирается вновь открыть свой ресторан. Я полагаю, -  добавил
он несколько мечтательно, - пустыня всегда  возвращает  себе  то,  что  ей
принадлежит.
     - Здесь так чудесно, - сказала Делла.
     - Многие люди ненавидят пустыню, - попытался пояснить  Солти.  -  Они
поступают так только потому, что боятся ее. Каждый из них боится  остаться
наедине с самим собой. Многие сходят с ума, если  их  оставить  в  пустыне
всего на неделю. Я часто видел такое. Однажды, человек подвернул ногу и не
мог идти дальше. Его спутники, напротив, были вынуждены  продолжить  путь.
Они ушли, оставив тому человеку много воды,  еды  и  дров.  Ему  следовало
только посидеть на месте три-четыре дня, пока нога заживет и позволит идти
дальше. Человек вышел к обжитым местам наполовину сумасшедшим.  Нога  была
воспалена, но он заявил, что предпочел бы  потерять  ее,  чем  остаться  в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.