Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

удастся подать запрос о законности содержания под стражей.
     Мейсон раздумывал всего несколько секунд, чтобы верно оценить степень
решительности шерифа по выражению его лица. Потом он повернулся к Делле.
     - Надеюсь, ты  доедешь  до  здания  суда  сама.  Мне  кажется,  шериф
предпочитает, чтобы я поехал в его машине.



                                    21

     Окружной  прокурор  Топхэм  был  мертвенно  бледен,  на  его  лице  с
ввалившимися щеками застыло  выражение  тщетности  всех  усилий  в  жизни,
движения были нервными и беспокойными. Он чуть поерзал в своем  крутящемся
кресле с высокой кожаной спинкой, взглянул  на  Мейсона  лишенными  блеска
глазами и монотонно, как человек, произносящий заученную речь, проговорил:
     - Мистер Мейсон, существуют доказательства  того,  что  вы  совершили
преступление на территории этого округа. Считая вас коллегой по профессии,
юристом, занявшим,  к  тому  же,  видное  положение,  я  предоставляю  вам
возможность объяснить обстоятельства случившегося прежде,  чем  вам  будет
предъявлено официальное обвинение.
     - Что именно вы хотите знать? - поинтересовался Мейсон.
     - Что вы скажете в ответ на обвинение вас в краже документа?
     - Я взял его.
     - Из стола Бэннинга Кларка в  его  доме,  находящемся  на  территории
этого округа?
     - Именно так.
     - Мистер Мейсон, вы, несомненно, понимаете, к какому печальному итогу
может привести подобное признание?
     - Не вижу в моих действиях ничего предосудительного. К чему  вся  эта
суета?
     - Не сомневаюсь, мистер Мейсон,  вам  хорошо  известно,  что,  помимо
статьи, характеризующей изменение или порчу документа подобного  рода  как
преступление, в законе существуют  статьи,  характеризующие  сам  документ
собственностью. Таким  образом,  овладение  подобным  документом  является
кражей,  степень  тяжести   которой   определяется   реальной   стоимостью
собственности, обусловленной документом...
     - Послушайте, - прервал его Мейсон, - я не говорил этого прежде всего
потому, что не хотел  предъявлять  завещание  и  объяснять  кому-либо  его
пункты, но вам  я  могу  сообщить  следующее:  Я  считаю  данный  документ
настоящим завещанием Бэннинга  Кларка,  написанным  им  собственноручно  и
датированным днем, предшествующим дню смерти. Я назначен душеприказчиком и
исполнителем данного завещания. Таким образом, я обязан был  взять  данный
документ и хранить его. Таким образом, если бы  любое  лицо,  включая  вас
самого, овладело бы данным документом, я мог бы потребовать  передать  его
мне, как душеприказчику, или служащему суда  по  наследственным  делам.  А
теперь попробуйте найти хоть один изъян в законности моих доводов.
     Топхэм провел длинными костлявыми пальцами по  высокому  лбу,  быстро
взглянул на  шерифа,  снова  сменил  позу  в  кресле,  которое  давно  уже
научилось отвечать  протестующим  скрипом  на  постоянные  ерзания  своего
хозяина.
     - Вы действительно назначены душеприказчиком? - спросил он.
     - Даже свидетель шерифа признал это.
     - Могу я взглянуть на завещание?
     - Нет.
     - Почему?
     - Я предъявлю его в надлежащее время. По закону, насколько  я  помню,
хотя давно не заглядывал в него, у меня есть тридцать дней.
     Кресло вновь заскрипело, на этот раз пронзительно и жалобно. Окружной
прокурор повернулся к шерифу.
     - Если все, что он говорит, правда, мы не имеем  права  предпринимать

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.