Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

понравились, что я решил запомнить их, чтобы применять потом в будущем.  Я
вышел на улицу к примитивному умывальнику и побрызгал  холодной  водой  на
лицо. Мне показалось, что это немного  помогло.  Когда  я  вернулся,  Слон
сидел на моей койке. Он поднял и протянул ко мне свою огромную руку.
     - Ты должен поберечь себя, Джим. Это очень  жестокий  и  смертоносный
мир, здесь все против тебя. Помни об этом.
     - Это стиль моей жизни - поэтому не беспокойся обо мне.
     - Но я беспокоюсь, - он тяжело вздохнул. - У меня  нет  ничего  кроме
презрения  по  отношению  ко  всем  этим   предрассудкам,   астрологам   и
хиромантам, поэтому ты поймешь, почему я чувствую  отвращение  к  себе  за
мрачное уныние, которое охватило меня. Но я не вижу впереди ничего,  кроме
безнадежной пустоты. Наша дружба продолжается недолго, и мне  не  хотелось
бы, чтобы она так скоро кончилась. И все же,  прости  меня,  прости,  если
можешь, но я  не  в  состоянии  преодолеть  в  себе  чувство  опасности  и
отчаяния.
     - На это есть веские причины, - крикнул  я,  стараясь  придать  своим
словам хоть немного энтузиазма.  -  Тебя  оторвали  от  тихого  спокойного
образа жизни, посадили в тюрьму, освободили,  помогли  сбежать,  спрятали,
посадили на диету, снова помогли удрать,  вынудили  давать  взятки,  потом
надули, избили, продали в рабство, ранили - и ты еще  удивляешься,  почему
на тебя напала депрессия?
     Его губы вновь тронула слабая улыбка, и он взял  мою  ладонь  в  свою
руку.
     - Ты прав, Джим, конечно, прав. В крови появились токсины, и  в  коре
головного мозга наступил застой. Береги свои тылы и возвращайся живым.  Ну
а пока ты этим занимаешься, я выясню, как можно выпотрошить из нашего Капо
немного гроутов.
     Он выглядел немного старше своего возраста - впервые с того  момента,
когда мы встретились. Покидая казарму, я видел, как он устало вытянулся на
нарах. Он должен чувствовать себя лучше,  когда  я  вернусь.  Дренг  будет
приносить  ему  пищу  и  присмотрит  за  ним.   А   я   должен   полностью
сконцентрироваться на том, чтобы остаться в живых, чтобы я смог  вернуться
назад.
     Это было  ужасно  тоскливый  и  изматывающий  марш-бросок.  День  был
жарким, и ночь была ничуть не прохладней. Мы еле волочили ноги,  обливаясь
потом и отбиваясь от мошкары, вылетевшей к нам навстречу  из  темноты.  Мы
шагали по разбитой дороге, и в наши ноздри забивалась грязь и пыль. Но  мы
шли все дальше и дальше, еле  поспевая  за  громыхающей  и  посвистывающей
странной повозкой, возглавляющей наше кошмарное ночное  шествие.  Одна  из
допотопных паровых машин тащила походный фургон Капо Димона, в котором  он
относительно комфортно расположился вместе со своими офицерами. Мы  шагали
вперед, и с каждым шагом проклятия и возмущенные возгласы  в  наших  рядах
становились все тише и тише.  Когда  же  мы  наконец  укрылись  под  сенью
деревьев Пинетта Вудз, мы настолько вымотались, что слов для возмущения  у
нас просто не было. Я сделал то же самое, что и  большинство  остальных  -
упал без сил под дерево, на мягкую и приятно пахнущую постель из  хвои,  и
застонал от наслаждения. В это время славные воины, во главе  со  стариной
Таскером, прильнули к положенной им кружке кислого вина, прежде  чем  лечь
отдыхать. Я закрыл глаза, еще раз глубоко вздохнул и заснул крепким сном.
     Мы провели здесь целый день, радуясь возможности отдохнуть. К полудню
нам наконец выдали сухой паек. Теплую вонючую воду, в которой  нужно  было
размачивать какие-то каменные кусочки, видимо считавшиеся у  них  хлебными
сухарями. После этого мне удалось еще немного поспать, до  самых  сумерек,
когда мы вновь построились в шеренги и продолжили свои ночной марш-бросок.
     Через несколько часов  мы  вышли  к  перекрестку  дорог  и  повернули
направо. По  рядам  прокатился  недовольный  ропот,  поднятый  теми,  кто,
очевидно, хорошо знал здешние места.
     - Что они говорят? - спросил я шагающего рядом со мной и до  сих  пор
молчавшего воина.
     - Капо Динобли. Вот против кого  мы  идем.  Никого  другого  быть  не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 : 405 : 406 : 407 : 408 : 409 : 410 : 411 : 412 : 413 : 414 : 415 : 416 : 417 : 418 : 419 : 420 : 421 : 422 : 423 : 424 : 425 : 426 : 427 : 428 : 429 : 430 : 431 : 432 : 433 : 434 : 435 : 436 : 437 : 438 : 439 : 440 : 441 : 442 : 443 : 444 : 445 : 446 : 447 : 448 : 449 : 450 : 451 : 452 : 453 : 454 : 455 : 456 : 457 : 458 : 459 : 460 : 461 : 462 : 463 : 464 : 465 : 466 : 467 : 468 : 469 : 470 : 471 : 472 : 473 : 474 : 475 : 476 : 477 : 478 : 479 : 480 : 481 : 482 : 483 : 484 : 485 : 486 : 487 : 488 : 489 : 490 : 491 : 492 : 493 : 494 : 495 : 496 : 497 : 498 : 499 : 500 : 501 : 502 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.