Случайный афоризм
Главным достоинством писателя является знание того, чего писать не нужно. Гюстав Флобер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

власти дали вам возможность получить образование?
     Монтье улыбнулся.
     - Они не давали. Первоначально мой народ прибыл  в  эту  страну,  как
рабы. Совершенно необразованные, оторванные от своих  корней  и  культуры.
То, чего мы добились  с  того  времени,  мы  добились  вопреки  положению,
которое создали эти господа. Когда начался  перелом,  у  нас  не  возникло
намерения лишиться того, что мы так болезненно  приобрели.  Мы  держались,
как подобает людям, даже когда в нас пытались подавить  все  человеческое.
Если у нас отобрали  все,  кроме  разума  -  что  ж,  тогда  нам  остается
полагаться только на  разум.  Тут  мы  имеем  возможность  воспользоваться
опытом другого подавляемого меньшинства. Евреев. Тысячелетиями они хранили
культуру и традиции  в  форме  религии  и  почитания  знаний.  Религиозный
человек, ученый человек был уважаемым человеком. У нас есть своя  религия,
и у нас есть свои профессора и преподаватели. Под давлением  обстоятельств
тем  и  другим  приходится  сливаться.   Умнейших   мальчиков   награждают
позволением войти в министерство,  когда  они  достигают  соответственного
возраста. Мои годы созревания проведены на этих улицах. Я говорю на  языке
гетто, который весьма развился с тех пор, как  нас  отрезали  от  главного
течения жизни. Но я также, по ходу образования, изучил и язык угнетателей.
Если мое поколение не увидит спасения, я передам свою  мудрость  тем,  кто
пойдет следом. Но я знаю, это предчувствие, что когда-нибудь наступит этот
день.
     Ян  допил  шерри  и  оставил  бокал;  помахав  рукой,  отказался   от
повторения. Быстрая смена событий сбивала его с толку; ум устал,  пожалуй,
не меньше, чем тело, мысли прокручивались в голове вновь и вновь.  Что  за
жалкое существование влачили здесь люди!  Пролы  в  Британии,  по  крайней
мере, были накормлены и защищены, как домашний скот -  до  тех  пор,  пока
играли роль домашнего скота. Но пусть люди в черных  гетто  Америки  и  не
знают таких удобств, им все же известно, кто они и что они. И, кроме того,
существовал  факт,  что  они  вынуждены  жить  в   состоянии   постоянного
восстания.
     - Не могу даже сказать, в какой системе хуже жить, - сказал Ян.  -  В
вашей или моей.
     - Никакую систему угнетения нельзя предпочесть. И  обе  они  -  самое
худшее в мире. Великий  социалистический  эксперимент  в  Советском  Союзе
всегда  тормозился  наследием  царизма,  с  его  явным  безумием  в  форме
внутренних паспортов и трудовых лагерей. Когда государство придет к концу,
как предрекал Маркс, нам знать не дано. Ко времени Ретроспективы  они  все
еще не индустриализировали свою, в основном крестьянскую, экономику. Легко
было скатиться назад, к почти феодальной  культуре.  Комиссары  и  верхний
эшелон партийных лидеров заняли место  аристократии.  Титулы  в  то  время
могли  быть  иными,  но  любые  цари,  перемещенные  вперед  по   времени,
чувствовали бы себя дома.
     - Восстание должно распространиться на Землю, - сказал Ян.
     - Полностью согласен. Мы должны трудиться ради этого дня.
     Дверь внезапно распахнулась, и за ней оказался Уилли, задыхающийся от
бега, с пистолетом в каждой руке.
     - Плохо дело, - сказал  он,  -  очень  плохо.  Хуже,  чем  когда-либо
раньше.



9

     - Что случилось? - спросил Монтье, быстро переходя на жаргон.
     - Шпики кругом. Столько легавых я  еще  ни  разу  не  видел.  Оцепили
Нью-Уоттс, стреляют во все, что шевелится.  Большие  тепловые  пушки,  все
могут здесь спалить...
     Его слова были прерваны дальним ревом  теплового  орудия,  перекрытым
резкой трескотней ружей. Это было уже ближе, громче. Твердый  комок  ужаса

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 : 405 : 406 : 407 : 408 : 409 : 410 : 411 : 412 : 413 : 414 : 415 : 416 : 417 : 418 : 419 : 420 : 421 : 422 : 423 : 424 : 425 : 426 : 427 : 428 : 429 : 430 : 431 : 432 : 433 : 434 : 435 : 436 : 437 : 438 : 439 : 440 : 441 : 442 : 443 : 444 : 445 : 446 : 447 : 448 : 449 : 450 : 451 : 452 : 453 : 454 : 455 : 456 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.