Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Всем внимание... - начал дурачиться  Славка.  -  Господа
присяжные поверенные, граждане судьи, рассматривается дело Льва
Зайцева.   Он   обвиняется   в  неуважении  к  окружающим.  Это
совершенно  немыслимое   дело,   однако   он   позволяет   себе
утверждать,  будто  родится в деревне под названием... Медвежья
ж..., Псковской области.
     - Что-что? - переспросил кто-то в надежде, что ослышался.
     - Медвежья ж...
     - Ж... - это как?
     - Обыкновенно, задняя часть медведя,  ну  та,  что  пониже
спины, - наглядно показал Славик.
     - Попрошу  не отвлекаться, - учительским тоном произнес он
и продолжил, якобы обращаясь к незадачливому Льву.  -  Вы  что,
нас дурачить вздумали, молодой человек?
     - Да   нет,   на  самом  деле  в  Пскопской  Губернии  уже
черт-те-сколько лет есть деревня Медвежья ж... - сказал  Славик
за обвиняемого, - и я действительно умудрился там родиться.
     - Молодой  человек, вы не в театральный поступаете, нечего
благонамеренную публику веселить и  нечего  нам  лапшу  на  уши
вешать, враки все это. Не может этого быть, потому что не может
быть никогда.
     Публика веселилась все более.
     - А  может,  он  действительно из Медвежьей ж..., он же не
виноват, - заметил кто-то.
     - А давай пари на два доллара,  что  не  существует  такой
деревни?
     - Да нет, правда, что ли?
     - Правда.  Существует. У меня даже фотография этой надписи
есть. Мы в тех местах в экспедиции были - случайно наткнулись.
     - А почему ее не переименовали?
     - Говорят, пробовали еще  до  войны.  Но  когда  в  райком
партии  легла  бумага:  "Просим переименовать деревню "Медвежья
ж..." в "Путь Ильича"..."-  директора  совхоза  куда-то  как-то
вызвали,  и  он  почему-то  исчез...  Насовсем. Больше желающих
переименовывать не нашлось...
     Когда к Артему подсел Дон, разговор автоматически  перешел
на  английский.  Сан  Саныч  очередной раз отметил, что общение
людей со всех уголков  земного  шара  было  доброжелательным  и
непринужденным,  и  уже в который раз задумался над тем, что же
правит миром и людьми, какие законы. Как могло  случиться  так,
что люди, делающие свое дело, влюбленные в свое дело, прекрасно
понимающие   друг   друга   и  отличающиеся  фактически  только
территорией  проживания,  в  течение  своей  жизни   умудряются
становиться  то  друзьями,  то  врагами,  фактически  не  меняя
отношения друг к другу?
     Двадцатый век, жестокий век, нелепый век войдет в  историю
как  пример всеобщего безумия. Именно в двадцатом веке весь мир
сошел с  ума,  все  перепуталось,  переплелось,  исказилось  до
абсурда.  Вчерашние  союзники,  победители  во  Второй  мировой
войне,  вместо  того  чтобы  почивать  на  лаврах,   становятся
злейшими  врагами. Ученые, десятилетиями работавшие бок о бок в
мире и согласии, по  чьей-то  дурацкой  прихоти  оказываются  в
разных  лагерях  и  занимаются  программами,  направленными  на
уничтожение  друг  друга.  И  крайняя  степень  бреда:  надеясь
запугать  Россию,  Америка  раздолбала,  разгромила, расплавила
Хиросиму и Нагасаки, два ни в чем не повинных  мирных  японских
города.  Тысячи жизней, оставив лишь призрачную тень во времени
да горсточку пепла в пространстве, перестали существовать.  Эхо
ядерной  бомбардировки  всколыхнуло  планету,  подняв вопрос об
ответственности ученых перед грядущим. Не потому ли  так  легко

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.