Случайный афоризм
Стихи, даже самые великие, не делают автора счастливым. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

это время отверстие закрылось, и они оказались в  кромешной  темноте.  Она
слегка дрожала, затем застыла неподвижно. Дыхание  вырывалось  прерывисто,
пока она вела невидимую борьбу со своим страхом.
     Они двинулись. Ровно, едва уловимо изменяя направление. Машина  могла
прорыть  путь  быстро  и  легко,  как  это  произошло   до   этого.   Робу
представилась  машина,  плывущая  через  грунт   подобно   черному   киту,
путешествующему по океану. Машина  разделяла  твердый  камень,  как  воду,
двигаясь через него и позволяя ему смыкаться позади. Возможно,  эта  штука
так и двигалась. Во всяком случае, не было  способа  определить  это.  Еще
одно непонятное устройство чужаков.
     Движение  прекратилось?  Как   много   прошло   времени?   Определить
невозможно. Внезапный свет обжег им глаза, и Роб  заморгал,  понимая,  что
люк открылся. Они прибыли.
     Он сел и наклонился над Надей, чтобы помочь, но  она  отшвырнула  его
руку. После этого он мог только выползти и ждать, когда она  присоединится
к нему.
     Они находились в камере без обстановки,  со  стенами,  сделанными  из
металла темно-голубого цвета. Рядом машина-червяк застыла неподвижно. Свет
потух  в  ее  носовой   части,   которая   сейчас   оказалась   ординарной
металлической решеткой.  Затем  вверху  над  ними  потух  яркий  свет.  На
ближайшей  стене  появилась  щель,  формой  напоминающая   окружность,   и
расширившись, превратилась в  широкий  дверной  проем,  который  беззвучно
распахнулся. За дверью  находилась  маленькая  комната.  Надя  направилась
туда, игнорируя Роба, который поспешил за ней.  Внутри  она  остановилась,
нарочито отворачиваясь от него.  Дверь  закрылась  за  ними,  и  внезапная
изморозь появилась на шлемах их скафандров.
     Роб стер ее и заговорил:
     - Шлюз. Они подали воздух. Пока не открывай свой шлем. Подожди,  пока
давление нормализуется.
     Надя молчала, игнорируя его.
     По  стенкам  побежали  ручейки  воды,  так  как  влага  из  атмосферы
сконденсировалась на холодном  металле.  Далекое  шипение  приблизилось  и
стало громче,  показывая,  что  давление  сейчас  уже  достаточное,  чтобы
передать звук. Роб повернулся к окружности на стене напротив двери,  через
которую они вошли. Его кулаки сжались. Та медленно открылась.
     Он протиснулся мимо Нади и прошел дальше.
     Другая комната  с  металлическими  стенами.  Но  она  была  заполнена
механизмами и тем, что было, очевидно, креслами.
     На одном из кресел восседал покрытый  мехом  блеттер,  его  внешность
была отталкивающая более чем можно было себе представить. Его  рот  широко
распахнулся, обнажив ряды  зубов,  а  псевдомех  находился  в  непрерывном
движении, подобно волосам трупа под водой. Роб заставил себя  игнорировать
это зрелище, сконцентрировавшись на ситуации. У существа был  направленный
на него пистолет, точно такой же,  что  ранил  капрала  Шетли,  когда  они
впервые вошли в корабль чужаков.
     - Двигайся медленно, -  сказал  Роб,  пользуясь  своим  радио.  -  Не
опережай меня и не приближайся к нему. Я собираюсь сейчас открыть скафандр
и попробовать воздух.
     Он поднял руку и отстегнул шлем.  Послышался  слабый  свист  воздуха,
когда давление уравновесилось. Воздух годился для дыхания.  Он  переместил
шлем и положил его на пол рядом со своими ногами. Уголком глаза он увидел,
что Надя сделала то  же  самое.  Воздух  в  камере  был  холодным  и  имел
незнакомый запах. Чужак до сих пор не двигался и не говорил; пистолет  его
застыл неподвижно.
     - Вы говорите по-английски? - спросил Роб.
     Рот блеттера широко раскрылся, и  послышались  слова  с  клацающим  и
хлюпающим акцентом.
     - Почему вы шпионите здесь?
     Это был успех! Он говорил по-английски, и они были до сих  пор  живы.
Первый контакт был установлен!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.