Случайный афоризм
Писателю необходима такая же отвага, как солдату: первый должен так же мало думать о критиках, как второй - о госпитале. Стендаль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Йа-а! - закричал Бисквит,  полностью  вывернув  штурвал  и  надавив
одновременно всей массой тела на левый тормоз.
     747-й стал медленно двигаться юзом, поворачивая в сторону через снег.
     С медленным хрустящим ударом он остановился, слегка накренившись.
     Они приземлились. Бисквит отключил всю энергию, и  вокруг  потемнело.
Осталось лишь смутное красное сияние  аварийных  огней.  Он  откинулся  на
спинку кресла и тяжело вздохнул.
     - Вы знаете, - сказал он, - я не думаю, что мне хотелось  бы  сделать
это еще раз.
     Роб и Кирилл освободились от ремней и приступили к  действиям.  Здесь
было как  раз  достаточно  света,  чтобы  видеть  крепления,  удерживающие
радиопередатчик, которому полагалось валяться разбитым. Роб оторвал их,  в
то время как Кирилл извлек из нагрудного кармана баллончик.
     - Великолепная посадка, Бисквит,  -  сказал  он,  сдирая  крышечку  с
баллончика. - Посмотри-ка сюда!
     - Посмотреть куда? - спросил Бисквит, поворачиваясь и  получая  струю
из аэрозольного баллончика в лицо. Его  глаза  расширились,  и  он  широко
раскрыл рот от удивления, затем обмяк на ремнях своего кресла.
     Кирилл отвернулся в сторону и дышал через носовой платок до тех  пор,
пока воздух не очистился.
     - Сожалею, - сказал он. - Но это заставит тебя спать лучше. Подделать
бессознательное состояние - не такая уж простая  вещь.  И  наркотик  также
избавит тебя от чувств...
     Обтянутая кожей дубинка в руке Кирилла описала короткую дугу, которая
закончилась на лбу Бисквита. Он дернул дубинкой  так,  чтобы  удар  сделал
кровоподтек и содрал кожу со лба: кровь медленно засочилась из раны.
     - Еще один раз, к сожалению. Наши жизни зависят от реализма.
     - Дай мне это! - сказал Роб, забирая  баллончик  и  засовывая  его  в
брезентовый мешок вместе с крепежными скобами от радиопередатчика, который
уже находился в предназначенном ему состоянии.
     Громкие сирены завыли  снаружи,  и  надвинулись  вспышки  красного  и
белого света, слепя через окна.
     - Они уже здесь, - сказал Роб, направляясь к выходу.



                               16. НА ЛЬДУ

     - Они прямо под нами! -  сказал  Кирилл,  указывая  на  боковое  окно
кабины управления.
     Передвижные прожектора на спасательных машинах внизу вспыхивали ярким
огнем. Спасательные команды были  великолепны.  Они  начали  двигаться  по
посадочной полосе сразу же, как только 747-й прошел мимо, прослушивая  все
переговоры с диспетчером, и гнались за самолетом, пренебрегая  опасностями
взрыва топлива. Сейчас они уже рядом. Что-то царапнуло наружную обшивку, и
верхний конец передвижной лестницы попал в поле зрения.
     Роб кинул быстрый взгляд и нырнул на спиральную  лестницу.  Если  его
заметят внутри самолета, вся миссия может провалиться  Позади  он  услышал
звук разбитого окна.
     Яркие пятна поплыли перед ним,  прожектор  ослепил  глаза.  Его  ноги
потеряли на ступеньках опору, и он растянулся  головой  вперед  на  палубе
внизу. Сильные руки схватили его и поставили  на  ноги.  Это  был  сержант
Грут. Солдаты пробежали мимо, неся крепления и скобы, которые обеспечивали
безопасность тары. Роб встряхнулся.
     - Я в порядке. Последуем за остальными.
     Он был последним, кто добрался до тайного  помещения,  пробираясь  на
ощупь  сквозь  освещенную  красными  пятнами  темноту  до  скрытой  двери.
Последовал стук на лестнице позади него, когда Кирилл поспешил вниз.
     - Один из них снаружи разбил окно, - прошептал он. - Сказал, чтобы  я
открыл дверь.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.