Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

надлежит делать. Когда дверь распахнулась, наружу была выброшена  складная
лестница. Ее падение сопровождалось грохотом по обшивке самолета.  Верхний
конец лестницы был надежно закреплен во время ожидания  сигнала,  так  что
первый человек оказался на верхней ступеньке даже раньше, чем низ лестницы
упал в снег... Остальные солдаты поспешили вниз за ним.
     В неотапливаемом самолете  было  холодно,  но  снаружи  отрицательная
температура ударила взрывной волной. К холоду добавился  ветер,  что  было
эквивалентно температуре 60 градусов ниже ноля. Несмотря  на  их  защитные
костюмы, перчатки и лицевые маски, они ощущали удары холода, которые  были
достаточно сильными.
     - Сформируйте отделения, - приказал Роб, - и  непрерывно  двигайтесь.
Если вы замрете неподвижно, то скоро будете мертвы.
     Круги  света  запрыгали  по  снегу.  Сияющие  снежные  хлопья  быстро
пролетали в их лучах. Командиры хрипло отдавали  приказания  своим  людям.
Роб с трудом  пробирался  через  глубокий  снег  за  лейтенантом  Резиным,
который  возглавлял  отделение,  прокладывавшее  тропу.  Гигантский  хвост
747-го смутно виднелся над ними к темноте, когда они прокладывали  путь  в
глубоком канале, оставленном самолетом в снегу.  Они  водили  фонарями  по
блестящей поверхности позади него.
     - Быстрее, - сказал Резин. -  Мы  можем  воспользоваться  следами  от
колес, которые мы сделали, когда пропахали борозду  сюда.  Но  они  быстро
заполняются.
     - Можем ли мы до конца воспользоваться ими?
     - Нет, не можем. Теперь в этом  направлении  мы  сделаем  собственные
тропы, пока не достигнем экрана и не найдем посадочную полосу. Мои люди  -
опытные лыжники из Арктического Патруля.  Они  в  такую  погоду  чувствуют
себя, как дома.
     - Надеюсь, что вы правы. Погода действительно плохая.
     - Середина лета, полковник. Мы смеемся над такой погодой.
     Резин оставил одного человека под  хвостом  самолета  на  посту  и  с
другими последовал в буран. Солдат фонарем указывал направление, куда ушли
отделения, наблюдая, как они скрываются из виду. Но немного позже  впереди
можно было разглядеть смутный свет другого фонаря. Это  была  великолепная
идея... если она сработает. Роб вернулся к своим людям, осознав, что  было
слишком поздно сомневаться в том,  как  они  спланировали  операцию.  Дело
сделано. Линия солдат из Сибири должна сейчас протянуться  от  самолета  к
невидимой посадочной полосе. Их огни покажут остальным безопасное место.
     Но идет ли отделение  солдат  в  верном  направлении?  Компасы  здесь
бесполезны, так как это Южный полюс. Операция зависела от опыта лейтенанта
и присутствия чувства направления у его людей. Ему  было  лучше  всего  не
ошибиться, или они все замерзнут раньше, чем достигнут базы чужаков.
     Гигантский силуэт сержанта Грута неясно вырисовывался в темноте рядом
с Робом.
     - Самолет пуст, полковник. Отделения сформированы. Все присутствуют и
пересчитаны.
     - Олл райт. Начнем двигаться. Свет выключить, как только люди отойдут
от самолета. И не разговаривать. Единственный свет, который сейчас  нужен,
- это свет наших русских компаньонов.
     Молчаливые люди двинулись, сгибаясь под напором ветра. Роб  стоял  до
тех пор, пока последний из  них  не  прошел  мимо,  затем  взмахнул  своим
фонарем крутым движением перед тем, как последовать за остальными.
     Ночь была темная, холодная, гибельная. Роб тяжело ступал через  снег,
не различая ничего впереди. Он подавлял страх, который угрожал подняться и
охватить его. Он должен идти в правильном направлении. Туда! Неясная точка
света появилась в кромешном мраке. Он заспешил к ней и обнаружил одинокого
солдата, стоявшего без движения  за  самолетом.  Когда  Роб  прошел  мимо,
солдат указал фонарем в темноту. Там,  куда  он  указал,  не  было  ничего
видно.
     Роб начал что-то  говорить,  когда  неясное  пятно  света  двинулось.
Солдат, должно быть, знал, что ощущает Роб.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.