Случайный афоризм
В писателе-художнике талант... уменье чувствовать и изображать жизненную правду явлений. Николай Александрович Добролюбов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Профессор Тиллштен запротестовал сначала, а потом призадумался.
     - Вы правы. Нам не следует терять времени на аргументы.  Я  сообщу  о
моих выводах по поводу этого безумного и абсолютно  тупого  дела  позднее.
Сейчас мы вернемся к работе.
     Он развернулся на каблуках и вышел.
     Когда дверь хлопнула, закрываясь, Кирилл открыл один глаз и вздохнул.
     - Вы слышали все? - спросил Роб.
     - Да. - Но я чувствовал себя слишком утомленным, чтобы быть  втянутым
в этот разговор. Вы сделали все достаточно хорошо и без моей помощи.
     - Как вы себя чувствуете?
     - Прекрасно! Достиг наивысшего уровня. Док воткнул в меня  так  много
иголок с наркотиками, что я чувствую себя подушкой  для  булавок.  Обычная
пересадка кожи, как он сказал. Но на время мокрые компрессы  сделают  свое
дело.
     - Вы должны находиться в госпитале.
     - Я буду там...  Но  не  раньше,  чем  все  закончится.  Жаль  вашего
сержанта...
     Роб посмотрел на дно кофейной чашки и кивнул.
     - Грут был классным парнем. Он спас нас  всех,  возможно,  весь  этот
чертов мир - на пути в небытие. Если мы переживем  все  это,  я  собираюсь
сделать все, что от меня зависит, чтобы он  получил  от  Конгресса  медаль
Чести.
     - И орден Ленина. Он будет первым человеком и,  возможно,  последним,
получившим высшие награды от обеих стран.
     - Так сделаем это!  -  подобная  мысль  пришлась  по  вкусу  Робу.  В
особенности, русская награда... Это  наделает  много  шума  в  его  родном
городе на юге Африки.
     Яркие лучи света прорвались в темноту снаружи, и они оба повернулись,
чтобы посмотреть, как  сверхзвуковой  реактивный  лайнер  опустился  через
защитный экран и  загремел  над  посадочной  полосой.  Пронзительный  визг
реактивных турбин усилился, самолет с шумом замер в воздухе.
     - Пойду взгляну на посадочную полосу, - сказал  Роб.  -  Им  придется
садиться круто с противоположной стороны, но места по-видимости хватит. По
крайней мере, на этой стороне барьера нет ветра.
     Несколькими минутами позже посадочные огни снова появились, и самолет
стал садиться внутри невидимой занавески, которая отсекла плохую погоду от
посадочной полосы. Здесь места было не слишком  много,  но  пилот  попался
опытный: самолет, встав на  дыбы,  резко  замер,  добрую  сотню  ярдов  не
докатившись до преграды на посадочной полосе.
     - Их надо привести сюда, - сказал Роб. - И у меня такое ощущение, что
весь этот бардак должен, наконец, разрешиться.
     Генерал Беллтайн ввалился в дверь  вместе  с  генералом  Соболевским,
следовавшим за ним по пятам. Надя  Андрианова  вошла  последней,  спокойно
закрыв за собой дверь.
     -  Что  нового  произошло  с  тех  пор,  как  мы  в   последний   раз
разговаривали? - спросил Беллтайн.
     - Ничего, сэр. Контактов с врагом не было. Команда  ученых  сейчас  в
корабле, как вы и приказывали.
     - Мы приняли от них сообщение через станцию в Сибири.  Мы  приставили
вооруженную  охрану  к  чужаку,  находившемуся  там.  Он  был   возбужден,
особенно, когда получил последнее сообщение от командующего  крепостью  на
Луне. Оно очень краткое. Надя, прочитайте его.
     Надя достала кусок бумаги.
     - "Сожалеем о  насилии,  имевшем  место  на  антарктической  станции.
Прекратите там ваши операции, и ваши города будут спасены от уничтожения".
     Она подняла глаза.
     - Сообщение не подписано?
     Беллтайн мрачно кивнул.
     - Козлята  сняли  перчатки.  Это  открытая  угроза.  И  хотя  она  не
подписана, мы уже знаем, что оба народа чужаков действуют совместно.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.