Случайный афоризм
Воображение поэта, удрученного горем, подобно ноге, заключенной в новый сапог. Козьма Прутков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сердечной деятельности.
     - Это, конечно, вам понадобится, - сказала она.
     Сэм кивнул. Когда он сделал надрез  на  тяжело  вздымавшейся  грудной
клетке пациента, чтобы ввести  тончайшую  проволочку  в  сердечную  мышцу,
судороги начались снова. На этот раз Сэм не сделал никакой попытки
    воспользоваться    дефибриллятором,    а     решил     воспользоваться
нейростимулятором.
     - Включить ток! - сказал он.
     Он направил взгляд на восковую кожу  потерявшего  сознание  пациента.
Позади него тихо  загудел  животворный  механизм.  Тщательно  дозированные
микроимпульсы тока усиливали нервные  сигналы,  которые  больше  не  могли
достигнуть поврежденного сердца.
     Сердце вновь забилось и снова  погнало  кровь  по  артериям  и  венам
Рэнда.
     Но это было началом конца. В это мгновение жизнь космонавта угасла, и
он больше так и не пришел в сознание. Прошло еще несколько  часов,  прежде
чем  он  умер  окончательно.  Умер  официально  -  и  за  это  время  было
установлено, что спасти его невозможно. Только чудо могло спасти Рэнда, но
врачи не верили ни в какие чудеса, и чуда  не  произошло.  Антибиотики  не
оказали на болезнь  никакого  влияния,  которая  с  невероятной  скоростью
распространилась по всему телу. Почти все  органы  тела  Рэнда,  казалось,
были поражены, деятельность почек прекратилась. Начался некроз. Сэм больше
не смотрел на экранчик монитора,  только  слабый  голос  доктора  Гаспарда
снова привлек его внимание.
     - Электроэнцефалограмма больше не регистрируется, доктор. Я благодарю
вас. Вы и доктор Мендель сделали все, что возможно. С самого  начала  было
ясно, что помощь пришла слишком поздно.
     Экран померк. Лицо доктора Гаспарда исчезло. Сэм механически отключил
один за другим все приборы, в которых заключалась вся надежда пациента. Он
долгим взглядом посмотрел на умершего, затем то, что это умерший,  наконец
дошло до его сознания.
     Рэнд был мертв. Это был конец. Теперь ему снова надо  было  думать  и
заботиться о живых.
     Для ультразвукового скальпеля рассечь даже сильно охлажденное тело не
представляло никаких трудностей.  Сначала  было  установлено,  что  спасти
жизнь Рэнда уже было нельзя. Его тело было настоящим очагом инфекции, и  в
каждом органе были большие цисты. Сэм умело произвел вскрытие,  а  Нита  в
это время готовила препараты и культуры для ожидавших их техников, и,  как
только это было сделано, они были отправлены им в запечатанных капсулах.
     Только однажды Сэм прервал работу.
     Профессор Чейбл сообщил, что все птицы - вся стайка скворцов и  чайка
были найдены поблизости от корабля. Мертвые животные уже были отправлены в
лаборатории ВОЗ.
     Уже была полночь, когда они закончили работу и снова простерилизовали
все инструменты. Нита вышла из дезинфекционной камеры. Ее  влажные  волосы
были повязаны косынкой. У Сэма в руке была фотография.
     Он протянул ее Ните.
     - Вот, только что поступила из одной из  лабораторий  ВОЗ.  Все  тела
мертвых птиц усеяны  нарывами,  а  здесь  мы  видим  вирус.  Он,  кажется,
идентичен тому, жертвой которого стал Рэнд.
     Нита взяла фотографию и устало опустилась на кушетку у окна. В  своем
коротком, едва достигавшем колен халатике, с лицом,  на  котором  не  было
никаких следов косметики, она казалась очень привлекательной, и можно было
забыть, что она была врачом.
     - Это значит, что... - сказала она, но не закончила предложения.
     - Мы еще не знаем, что это значит, - ответил Сэм.
     Он тоже чрезвычайно устал и знал, что Нита, должно быть,  устала  еще
больше.
     - Существует множество вопросов, ответы на которые  очень  важны  для
нас. Почему корабль так долго задержался на Юпитере? Почему командор  Рэнд

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.