Случайный афоризм
Большая библиотека скорее рассеивает, чем получает читателя.Гораздо лучше ограничиться несколькими авторами, чем необдуманно читать многих. (Сенека Луций Анней (Младший))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

берегу  и  восемьдесят  шесть   валютных   копеек   в   сутки.   Тогда   и
разгуляешься...
     - Нет уж, увольте. Свобода дороже. Лучше следующий раз пошли  ужинать
в Веллингтон.
     ...В такой несерьезной, немного даже фарсовой тональности прошел этот
вечер и ночь прощания с Землей, хотя каждый из них не мог не  чувствовать,
что сейчас окончательно меняется их жизнь. А может - именно поэтому.  Пока
база только  строилась,  все  было  словно  не  до  конца  решено,  словно
оставались еще варианты. Теперь же, как выразился Новиков,  -  "ле  вен  э
тире, иль фо ле буар", или, в переводе с французского - "вино  откупорено,
нужно его пить".
     Так или иначе, им придется начинать жить на чужой планете,  выйти  за
пределы ограды в огромный, неизведанный, таящий  непредсказуемые  сюрпризы
мир. И тем самым первыми из людей перейти  в  совершенно  новое  качество.
Потому что и Лейф Эйриксон, и Колумб, и Гагарин с Армстронгом не  покидали
своей "ойкумены". Человек, даме ступив на Луну, оставался, если так  можно
выразиться, в пределах прямой видимости. И ничего неведомого  там  его  не
ждало. Не случайно буквально через несколько лет этот триумф  американской
техники как бы забылся, и имена лунопроходцев сегодня назовет едва ли один
из сотни...
     А наши герои вели себя более чем легкомысленно. Но легкомысленным  их
поведение выглядело в  иной,  чем  признавали  они,  системе  нравственных
координат. Не следует забывать, что все  четверо  принадлежали  к  первому
послевоенному поколению,  и  юность  их  пришлась  на  годы  с  совершенно
особенной нравственной атмосферой, которая  не  походила  ни  на  ту,  что
существовала предыдущие сорок лет, ни на ту, что опустилась  на  страну  в
конце шестидесятых. Но им и их ровесникам хватило и пяти-шести лет,  чтобы
навсегда   приобрести   иммунитет   и   к   тщательно    срежиссированному
бескорыстному  энтузиазму,   и   к   циничному   прагматизму   последующих
десятилетий.
     Не зря среди их первых взрослых книг были  Хемингуэй,  Ремарк,  Камю,
Эренбург, Катаев,  Солженицын,  они  читали  наизусть  стихи  Евтушенко  и
Когана,  слушали  и  пели  сами  песни  Окуджавы,  Городницкого,   Галича,
безошибочно ответили себе  на  прозвучавший  из  самых  высоких  инстанций
вопрос: "Для кого поет Высоцкий?"
     И, разумеется, даже "свой путь земной пройдя до половины", они так  и
не научились говорить и поступать "как положено" и "как принято".
     Вполне можно  предположить,  что  на  месте  наших  героев  могли  бы
оказаться  совсем  другие  ребята.  Лет  на  пять-десять  помоложе.  Лучше
приспособленные к сложностям жизни. Отчетливо  знающие,  где  и  как  себя
вести. Твердо помнящие,  что  советскому  журналисту  за  границей  нельзя
вместе с повстанцами переходить границу сопредельного государства, пусть и
с фашистским режимом, и уж упаси бог даже под страхом смерти брать в  руки
оружие да еще и фотографироваться в таком виде. Что военному моряку нельзя
намекнуть старшему по званию дураку, что он  дурак,  если  даже  от  этого
зависят жизни  десятков  людей,  а  моряку  торговому  нельзя  привести  в
иностранном порту  в  свою  каюту  бывшего  царского  мичмана,  поить  его
столичной водкой и заводить для него пластинку "Старинные вальсы и марши".
И что безусловно нельзя выступать с разгромной речью на защите диссертации
любовницы сына замминистра...
     Уж эти-то ребята приняли бы безукоризненно правильные и идеологически
выдержанные решения при встрече с любыми пришельцами.  (При  условии,  что
пришельцы захотели бы иметь с ними дело). Но даже и при  таком  условии  у
нас получилась бы, как говорится, совсем другая история.



     Следующим утром,  когда  Шульгин  и  Левашов  еще  спали,  утомленные
приключениями, Новиков вышел на освещенный солнцем  обрыв,  сел  на  краю,
свесив ноги в бездну, и задумался.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.