Случайный афоризм
Писать должен лишь тот, кого волнуют большие, общечеловеческие и социальные проблемы. Джон Голсуорси
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

берегу  и  восемьдесят  шесть   валютных   копеек   в   сутки.   Тогда   и
разгуляешься...
     - Нет уж, увольте. Свобода дороже. Лучше следующий раз пошли  ужинать
в Веллингтон.
     ...В такой несерьезной, немного даже фарсовой тональности прошел этот
вечер и ночь прощания с Землей, хотя каждый из них не мог не  чувствовать,
что сейчас окончательно меняется их жизнь. А может - именно поэтому.  Пока
база только  строилась,  все  было  словно  не  до  конца  решено,  словно
оставались еще варианты. Теперь же, как выразился Новиков,  -  "ле  вен  э
тире, иль фо ле буар", или, в переводе с французского - "вино  откупорено,
нужно его пить".
     Так или иначе, им придется начинать жить на чужой планете,  выйти  за
пределы ограды в огромный, неизведанный, таящий  непредсказуемые  сюрпризы
мир. И тем самым первыми из людей перейти  в  совершенно  новое  качество.
Потому что и Лейф Эйриксон, и Колумб, и Гагарин с Армстронгом не  покидали
своей "ойкумены". Человек, даме ступив на Луну, оставался, если так  можно
выразиться, в пределах прямой видимости. И ничего неведомого  там  его  не
ждало. Не случайно буквально через несколько лет этот триумф  американской
техники как бы забылся, и имена лунопроходцев сегодня назовет едва ли один
из сотни...
     А наши герои вели себя более чем легкомысленно. Но легкомысленным  их
поведение выглядело в  иной,  чем  признавали  они,  системе  нравственных
координат. Не следует забывать, что все  четверо  принадлежали  к  первому
послевоенному поколению,  и  юность  их  пришлась  на  годы  с  совершенно
особенной нравственной атмосферой, которая  не  походила  ни  на  ту,  что
существовала предыдущие сорок лет, ни на ту, что опустилась  на  страну  в
конце шестидесятых. Но им и их ровесникам хватило и пяти-шести лет,  чтобы
навсегда   приобрести   иммунитет   и   к   тщательно    срежиссированному
бескорыстному  энтузиазму,   и   к   циничному   прагматизму   последующих
десятилетий.
     Не зря среди их первых взрослых книг были  Хемингуэй,  Ремарк,  Камю,
Эренбург, Катаев,  Солженицын,  они  читали  наизусть  стихи  Евтушенко  и
Когана,  слушали  и  пели  сами  песни  Окуджавы,  Городницкого,   Галича,
безошибочно ответили себе  на  прозвучавший  из  самых  высоких  инстанций
вопрос: "Для кого поет Высоцкий?"
     И, разумеется, даже "свой путь земной пройдя до половины", они так  и
не научились говорить и поступать "как положено" и "как принято".
     Вполне можно  предположить,  что  на  месте  наших  героев  могли  бы
оказаться  совсем  другие  ребята.  Лет  на  пять-десять  помоложе.  Лучше
приспособленные к сложностям жизни. Отчетливо  знающие,  где  и  как  себя
вести. Твердо помнящие,  что  советскому  журналисту  за  границей  нельзя
вместе с повстанцами переходить границу сопредельного государства, пусть и
с фашистским режимом, и уж упаси бог даже под страхом смерти брать в  руки
оружие да еще и фотографироваться в таком виде. Что военному моряку нельзя
намекнуть старшему по званию дураку, что он  дурак,  если  даже  от  этого
зависят жизни  десятков  людей,  а  моряку  торговому  нельзя  привести  в
иностранном порту  в  свою  каюту  бывшего  царского  мичмана,  поить  его
столичной водкой и заводить для него пластинку "Старинные вальсы и марши".
И что безусловно нельзя выступать с разгромной речью на защите диссертации
любовницы сына замминистра...
     Уж эти-то ребята приняли бы безукоризненно правильные и идеологически
выдержанные решения при встрече с любыми пришельцами.  (При  условии,  что
пришельцы захотели бы иметь с ними дело). Но даже и при  таком  условии  у
нас получилась бы, как говорится, совсем другая история.



     Следующим утром,  когда  Шульгин  и  Левашов  еще  спали,  утомленные
приключениями, Новиков вышел на освещенный солнцем  обрыв,  сел  на  краю,
свесив ноги в бездну, и задумался.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.